tellmenow.info

Трафареты узоров : купить для декора и покраски : декор

Трафареты узоров : купить для декора и покраски : декор
Трафареты узоров : купить для декора и покраски : декор
Трафареты узоров : купить для декора и покраски : декор

Из всех видов искусств, относящихся к мусульманской культуре, самым заметным, оригинальным и впечатляющим является архитектура.

Первая мечеть была построена в Медине сразу после хиджры пророка. Тогда это был обширный двор, обнесенный стеной. С северной стороны (обращенной к Иерусалиму) на пальмовых стволах была укреплена кровля для защиты верующих от солнца. Но это сооружение еще не было святилищем, ибо в этот же двор выходили двери жилища Мухаммада и его жен. В первое время здесь собирались военные советы, а после битв сюда сносили раненых, то есть, это скорее был штаб будущей мусульманской общины. Но уже в этом примитивном сооружении просматривались контуры будущих мусульманских храмов.

Строительство мечетей, мусульманских культовых зданий, первоначально базировалось на региональных традициях, однако со временем сложился новый стиль, который, сохраняя локальную специфику культовых построек, был полностью подчинен потребностям нового религиозного мировоззрения.

В мусульманской архитектуре традиционно выделяют пять крупнейших архитектурных школ:

  • сирийско-египетскую,
  • персидскую,
  • индийскую,
  • магрибскую;
  • османскую.

Более мелкие, например, иракская и среднеазиатская, – считаются производными от выше перечисленных архитектурных традиций.

Уже первые мечети, которые были построены в крупных городах завоеванных территорий, имели кровлю, которая опиралась на колонны. Иногда это были стволы деревьев, иногда для этой цели брали колонны из разрушенных сооружений греко-римско-византийского периода. После того, как Мекка также покорилась исламу, в каждой мечети ставилась ниша – михраб, которая указывала киблу – направление на Мекку.

Облик мечетей во многом зависел от строительных материалов, находившихся в распоряжении строителей. Например, в Сирии из-за обилия базальтовых пород часто можно встретить сооружения, где в облицовке стен чередуется черный и белый камень (впоследствии этот тип кладки стали использовать и в других странах). В ряде стран (Иран, Ирак, Марокко, а также в Андалусии) мечети строили из кирпича, в других местах – из тесаного камня.

Первые мечети были построены с оглядкой на традиции, сложившиеся к тому времени в церковной архитектуре Византии. После превращения церкви Иоанна Крестителя в Дамаске в мечеть, на завоеванных землях стали строить мечети, повторяющие план этого сооружения. В некоторых из них сохранялся крестообразный план, характерный для византийских церквей. По такому плану построена мечеть султана Хасана в Каире. Однако впоследствии подобные мечети обрастали вспомогательными службами: библиотеками, школами, бесплатными столовыми и т.д., искажая таким образом первоначальный план.

Наряду с колонными мечетями сооружались четырехайванные здания (айван – колонный зал) с центральным куполом. Купол на тромпах (конусных «парусах» в углах сходящихся стен) нашел широкое применение в Египте в XIV-XV вв. Чаще всего его сооружали над мавзолеем. В период правления династии Фатимидов купол принимает заостренную форму.

Типовые структуры в мусульманской архитектуре1. – Гульдаста – колонны, укрепляющие внутренние углы стен
2. – Стены
3. – Айваны, глубокие ниши в стене
4. – Внутренний дворик
5. – Вход, оформленный айванами
6. – Большие купола
7. – Малые купола над торговыми помещениями
8. – Большой торговый купол

Важным элементом мечети является минарет. Минарет соборной пятничной мечети доминировал над каждым мусульманским городом, создавая особый запоминающийся силуэт застройки. Обычно один из минаретов выделялся своими размерами и красотой. В средневековой Андалусии – это башня Хиральда, в Марокко – минарет Кутубии, в Индии славится делийский Кутб-Минар, в Афганистане известен минарет Джама, а в Средней Азии – бухарский минарет Калян.

Как правило, каждая из вышеперечисленных архитектурных школ имеет свою, присущую ей, форму минарета. Например, магрибские минареты выполняли две функции: они были башнями, с которых мусульман оповещали о начале молитвы и одновременно смотровыми площадками, откуда можно было следить за передвижениями неприятеля на большом удалении. Кроме того, они были оснащены оборонительными деталями, позволяющими в случае нападения защищаться. Зубчатые стены, узкие прорезные окна и машикули (навесные бойницы в верхних частях стен и башен) позволяли лучнику занять удобную позицию. Типичными «оборонительными» минаретами можно назвать минарет Кутубийа в Марракеше (Марокко – 1184) или минарет Хиральда в Севилье (совр. Испания, 1195).

Как правило, минареты Магриба и Андалусии строились на прямоугольном основании, иногда это увеличивающиеся кубы, стоящий один на другом. Иранский минарет XI-XIII вв. представляет собой высокую и тонкую, круглую в сечении башню с балкончиком, помещенным в своеобразный фонарь, увенчивающий постройку. Минарет одной из самых старых мечетей Каира, Ибн Тулуна, напоминает минарет мечети Мутаваккиля «Мальвийа» («закрученный» – араб.) в города Самарра (Ирак), тело которого представляет собой усеченный конус, вокруг которого идет спиралевидный пандус. Минареты, построенные в османское время на территории Турции и Балканского полуострова – более стройные, снабженные каннелюрами. Как правило, в своей верхней части они имеют ажурные балкончики шюрфэ, с которых муэдзин призывал верующих на намаз.

На территории Средней Азии минареты обычно стоят отдельно от здания мечети, они представляют собой мощную башню, облицованную кирпичом, внешнее ребро которого покрыто цветной глазурью или полихромной плиткой.

Архитекторы Сирии, Египта и Турции использовали в качестве кровли объемные купола на барабане, которые «накрывали» молельные залы. До сих пор поражает своим великолепием ребристый купол мавзолея Тимура «Гур-Эмир» (1404). Но были мечети с плоской и покатой кровлей. Все эти культовые сооружения должны были быть ориентированы на Мекку, направление на которую указывала кибла в обрамлении михрабной ниши. Ниша михраба обычно оформлялась из цветного камня и представляла собой арку. Иногда михрабная ниша исполнен в виде одной или нескольких расположенных одна в другой стрельчатых арок, опирающихся на полуколонны. Такой же прием использован для оформления окон фасада маристана (госпиталя) султана Калауна (1284–1285) в Каире.

С развитием фикха в ряде мечетей стали сооружать до 4-х михрабов (по числу мазхабов – юридических школ, принятых в исламе). Как правило, стены, в которых находится михраб, всегда более нарядны, так как именно к кибле устремлены взоры верующего. Подобные лицевые стены обычно сплошь украшены лепниной, резьбой или керамической мозаикой, напоминающей ковровые изделия Востока.

Арки различных видов – подковообразные, «сломанные», с использованием колонн и «сталактитов» в качестве капители – излюбленный прием декорирования культовых зданий ислама. Арки используются для оформления сводов между колоннами молитвенного зала, для декорирования окон (в том числе и ложных). Сталактитовая капитель обычно собиралась из разных элементов (от 7), создавая карниз колонны. Таковы сталактитовые карнизы в Львином дворике дворца Аль-Гамбра (Гранада). Там же, в зале Двух сестер, можно увидеть сталактитовый узор в верхней части стены над михрабом и расположенными выше него окнами. Иногда сталактиты украшают свод над главным входом в мечеть, как это сделано в мечети султана Хасана в Каире (1536).

Дворец Аль Гамбра (Гранада)

Для оформления мечетей характерны также массивные резные двери, иногда украшенные металлическими заклепками в виде многоконечных звезд или «одетые» в чеканный покров из меди, рисунок которого представляет собой пересекающиеся геометрические фигуры. Такова дверь главного портала мечети аль-Муайада в Каире.

Как для архитектуры исламских стран крайнего запада, так и для Средней Азии характерна изысканная резьба по стуку – разновидности алебастра. Мастер наносит тонким резцом рисунок по слою алебастра, а затем начинает «выбирать» излишний материал, создавая причудливый объемный рисунок, куда в общий фон переплетений можно внести картуши с цитатами из Корана или с затейливым цветочным узором. До сих пор поражает декоративная резьба по стуку, сохранившаяся на развалинах дворца Мутасима в Самарре, которая в 836–883 была столицей государства Аббасидов. Стуком декорированы мечети XIV в. в Исфахане, Бестаме, Абаркухе.

В Иране часто применяют звездообразные и крестообразные по форме изразцы, из которых выкладывали настенные панели. Иногда это геометрический узор или многофигурные композиции.

В Средней Азии и Индии культовые здания, как правило, снабжены мощными (высотой в 2–3 этажа) порталами (пиштак – перс.). Обычно их поверхность полностью покрыта мозаикой из разноцветной керамики. Таков знаменитый портал медресе «Шир-дор» (1619) в Самарканде. Эта конструкция свидетельствует о том, что на Востоке мусульманского мира придерживались иного плана построения мечети. Молитвенный зал под куполом представлял собой прямоугольник, а дополнительные службы обрамляли его по периметру, оставляя свободным пространство перед входом в мечеть. Иногда боковые помещения окаймляли дворик, в котором находились фонтан или бассейн, а также помещения для омовений. Типичным примером может служить погребальная мечеть султана Хумайуна (1565, Дели).

Для мусульманской архитектуры характерно использование в качестве элемента декора отрывков из текста Корана, выполненных художественными средствами с применением разноцветной керамики, резьбы по дереву или стуку. Иногда подобный орнамент исполняет роль фриза, идущего по периметру внутреннего помещения. В Иране мастера изготовляли специальную полихромную керамическую плитку в технике «corde seka». В соответствии с фразой, которая должна была быть изображена на стене, на каждой плитке размещались буква, слог или часть слова. Затем плитку подвергали нескольким обжигам (по числу наносимых красок). Таким образом, составлялись целые фрагменты Корана, которыми украшались внутренние помещения и вход в мечеть.

Важную роль в зодчестве мусульманского Востока играл орнамент. В известной степени орнамент компенсировал исламский запрет на изображение живого существа, но в то же время он являлся важным средством выражения художественного содержания. Первоначально в арабском орнаменте преобладали растительные элементы, что является заимствованием из классической архитектурной традиции. Впоследствии распространение получил линейно-геометрический орнамент, построенный на сложном сочетании многоугольников и многоконечных звезд. Таким образом, появился новый тип орнаментальной композиции – арабеска, позволившая украшать как культовые, так и светские постройки. Зодчие Ближнего Востока в разработке арабески достигли высочайшего мастерства. Бесчисленное множество композиций, которое можно обнаружить как на внешних стенах, так и внутри мусульманских построек свидетельствует о том, что при создании очередного арабескового орнамента мастер руководствовался логически-строгим и математически выверенным узором и полетом своей фантазии, которые в рамках дозволенного исламом отнюдь не кажутся ограниченными.

Второй тип орнамента – эпиграфический, связан с арабской каллиграфией, приоритетным видом искусства в исламе. Эпиграфические надписи или целые фризы, вводимые зодчими в убранство своих построек, несли смысловую нагрузку, которую можно сравнить с иконописью в христианских храмах. В XIV-XV вв. в Магрибе уже практически каждая культовая постройка, словно сеткой, покрывалась тончайшим арабесковым узором. Орнамент, надписи, сталактитовые карнизы образуют изящные динамические композиции, свидетельствующие об утонченной роскоши. Практически каждый дециметр поверхности украшен резьбой, узором стилизованных растительных или геометрических мотивов.

Набор декоративных форм и особое значение орнамента придавали мусульманским культовым зданиям нарядный и праздничный вид. Иногда орнамент красочным ковром покрывал порталы, стены или своды арок. Широкое применение в исламском зодчестве получили сталактиты, которыми обычно заполняли своды или ниши. Их появление связано с конструктивным приемом, который архитекторы использовали, когда необходимо было перейти от прямых углов к кругу (например, поставить купол на прямоугольное основание). Византийские зодчие разработали этот переход через применение «паруса», исламские архитекторы стали в основном использовать сталактиты.

Сирийско-египетская школа

Памятники мусульманской архитектуры сирийско-египетской школы мирового значения:

  • Мечеть в Дамаске, построенная халифом аль-Валидом (на месте храма Иоанна Крестителя).
  • Мавзолей Нур ад-дина Зенги в Дамаске.
  • Мечеть Куббат ас-Сахра в Иерусалиме.
  • Мечеть Амра ибн аль-Аса в Каире.
  • Мечеть Ахмеда ибн Тулуна.
  • Мечеть «Аль-Азхар» в Аль-Кахира.
  • Медресе Тайбарсия и Акбогавия.
  • Баб аль-Музаййини («Ворота цирюльников»).
  • Ворота Баб ан-Наср,
  • Баб аль-Футух и Баб аз-Зувейла в Каире.
  • Мечеть аль-Джуюши.
  • Мавзолей над могилой аш-Шафии.
  • Ансамбль зданий, состоявший из мечети, медресе, мавзолея и большого маристана, построенный султаном Калауном.
  • Мечеть султана Хасана. Мавзолей Шаджар ад-Дурр.
  • Мавзолей ар-Рифаи.
  • Мавзолей эмира Сункур Сади.
  • Квартал усыпальниц Хаус аль-Басха.
  • Мечеть-ханака султана Баркука.
  • Мечеть-ханака султана аль-Муайада.
  • Мечеть Шахин аль-Халвати.

Одной из тех мечетей, тип которых впоследствии разрабатывался в разных вариантах, была, построенная в Дамаске халифом аль-Валидом I (705–715). В действительности, речь идет о перестройке старого языческого капища, а затем античного храма и церкви в главную мечеть государства Омейадов. До сих пор не утихают споры о том, когда были выполнены мозаики на фронтоне внутреннего фасада мечети. Для античного храма они не типичны, для мусульман – неправомерны, хотя изображение соответствует мусульманским представлениям о рае.

Кроме того, мечеть интересна сохранением в ней христианских святынь: в молитвенном зале в стеклянной усыпальнице покоится голова Иоанна Крестителя, около которой всегда сидит шейх, читающий Коран.

Внутри мечеть расчленена колоннами, взятыми из античных построек, на три нефа, которые идут вдоль южной продольной стены с михрабом. Но впоследствии здесь же было устроено еще три михраба, по числу богословско-юридических школ в исламе. Северную продольную стену прорезает сквозная аркатура, продолжающаяся по периметру всего двора. В плане мечеть представляет собой прямоугольник, внутренний фасад которого состоит из арок, поддерживаемых колоннами. Арки украшены традиционным византийским орнаментом из листьев аканфа. Возле восточной части галереи стоит изящное сооружение на восьми колоннах – Куббат аль-Хазна (сокровищница), в которую нет входа непосредственно с земли.

Большим разнообразием отличаются мавзолеи и медресе, функции которых иногда совмещаются. Мавзолей Нур ад-дина Зенги в Дамаске (1167) представляет собой квадратное в плане здание с конусом вместо купола. Конус имеет множество шишечек, которые напоминают перевернутый сталактитовый свод.

Картинка 2 из 3
Главная соборная мечеть Каира Аль-азхар

В конце VII в. в Иерусалиме была построена Куббат ас-Сахра («купол скалы»). Название связано с каменистым холмом Мория, где, по преданию, когда-то находился храм Соломона. Здание мечети стоит на высоко поднятой террасе, вымощенной каменными плитами. В плане это восьмиугольное здание, внутреннее пространство которого имеет четкие геометрические пропорции. Центральная часть храма, над которой возвышается купол, накрывает скалу, священную для представителей всех трех авраамистических религий. Плоская часть кровли опирается на колонны, которые повторяют в уменьшенных размерах внешний восьмигранник стен. Колонны связаны между собой арками, создавая, таким образом, по периметру две обходные галереи. Сам купол (диаметром около 23 м) покоится на барабане, внешним декором которого являются зарешеченные окна с арками. Для интерьера мечети характерно обилие мрамора, золота и ярких красок. В мозаике использовались аканф, пальметки, виноградные листья, розетки, сосновые шишки и т.д., что свидетельствует о применении стилевых приемов античной архитектуры.

Картинка 1 из 1
Мавзолей Нур ад-дина Зенги в Дамаске

Яркие примеры сирийско-египетской архитектуры демонстрирует столица Египта, Каир, который отметил в 1969 свое тысячелетие. В 640 сюда пришли арабские войска во главе с Амром ибн аль-Асом, которые устроили здесь свой лагерь, названный Фустатом (от греко-византийского fossaton – лагерь). Новое поселение разместилось между холмом Яшкур и Вавилоном. Здесь же была построена первая мечеть, получившая имя завоевателя Египта Амра ибн аль-Аса. Мечеть представляла собой небольшую постройку из сырцового кирпича с низким потолком, покоившимся на пальмовых столбах, пол был усыпан галькой. Здесь, также как и в первой мечети в Медине, не только молились, но и устраивали военные советы, отправляли правосудие, а ночью мечеть становилась приютом для путников. В 60-х 8 в. Фустат уже был политическим и экономическим центром Египта. В 673 мечеть расширили, но кардинальной перестройке она подверглась в 827.

Сегодня здание мечети представляет собой неправильный четырехугольник, в котором в соответствии с традицией передняя стена обращена к Мекке, в ней выделены три полукруглых михраба. Молитвенное помещение делится аркадами, опирающимися на 378 колонн, которые были взяты из руин римских и византийских зданий, имевшихся в распоряжении строителей в начале IX в., причем крайние колонны каждого ряда были связаны со стеной деревянными балками. Первоначально нефы освещались арочными окнами. Все деревянные конструкции, поддерживающие кровлю, покрыты резьбой, основным мотивом которой является виноградная лоза и акант. В XIX в. мечеть вновь подверглась реконструкции, так как сильно обветшала.

869 аббасидский халиф назначил Ахмеда ибн Тулуна наместником Египта, который 10 лет спустя построил мечеть, названную его именем. План мечети представляет собой прямоугольник со сторонами 122 и 140 м. Пространство молитвенного зала делят пять поперечных нефов. В два ряда поставлены аркады. Стрельчатые арки опираются на пилоны, над которыми прорезаны меньшие арочки, что придает легкость всей конструкции и уменьшает вес кладки. Все арки по контуру украшены декоративной вязью растительного типа, выполненного по стуку. Орнамент напоминает переплетенные ленты, очерчивающие квадраты, звезды, многоугольники и другие фигуры.

В молитвенном зале воздвигнуто пять михрабов. Главный михраб – ниша с аркой на 4-х колоннах византийского времени. В 1296 он был облицован цветным мрамором и мозаикой, которая диссонирует со строгим стуковым декором стены. Под потолком идет деревянный фриз (общей длиной 2,5 км), на котором вырезана стихотворная строка из Корана. На дворовых фасадах ритмически чередуются малые и большие арки с колоннами и орнаментальными лентами, а в тимпанах добавлены розетки. Сложенные из кирпича стены завершаются фризом с рельефными медальонами и ажурным зубчатым парапетом двухметровой высоты.

В соответствии с традицией, мечеть обнесена с трех сторон двором. В северо-западной части двора возвышается минарет из тесаного камня оригинальной формы: его нижний ярус представляет собой куб, средний – круглую башню, а третий – двухъярусную восьмигранную башенку с рубчатым куполом. И мечеть, и минарет демонстрируют пристрастие Ибн Тулуна к архитектурным традициям города Самарра в Ираке, уроженцем которого он был.

В 60-е годы X в. в Египте укрепились Фатимиды. Оценив стратегическое положение района, они построили здесь свою столицу, дав ей имя Аль-Кахира («победоносная»). Следуя греко-византийским традициям, они организовали пространство города по Гипподамову плану, разделив его главной (cardo maximus) и второстепенной (decumanos) магистралями на кварталы. При этом центром города стала не мечеть, а дворец, но сейчас от него не осталось следов. Сохранилась строившаяся одновременно с дворцом мечеть «Аль-Азхар» («блистательная» или «сияющая» – эпитет Фатимы, дочери пророка, в честь которой и названа мечеть), пережившая многочисленные реконструкции, до сих пор является одним из самых почитаемых памятников, хотя в ее облике отразились вкусы практически всех мусульманских правителей Египта.

Сегодня «аль-Азхар» представляет собой квартал разнородных сооружений (1000 кв.м. общей площади), центром которых является мечеть размером 85,2 на 70 м. Молитвенный зал имеет пять поперечных нефов с широким проходом и куполом перед михрабом. В XIVв. справа и слева от входа в мечеть появились медресе Тайбарсия и Акбогавия, в XV в. близ восточного угла была устроена гробница основателя мечети Гаухара. Позднее мамлюкский правитель Каит-бей (1468–1496) перестроил вход и поставил минарет справа от входа. Но главное расширение территории последовало в XVIII в., когда был построен высокий четырехнефовый зал, реконструирован главный портал, а также специальные помещения (включая школу для чтецов Корана) и т.д. Уже в XX в. молитвенный зал был вымощен мрамором.

Несмотря на сочетание разновременных стилей, в мечети представлены лучшие образцы орнаментального мусульманского искусства. Например, стуковый декор X в. украшает юго-восточную стену. Славятся своими мраморными михрабами медресе Тайбарсия и Акбогавия. По периметру мечети стоят пять минаретов, украшенных маленькими балконами, изящными барельефами и шестью порталами. Главными элементами композиции являются восходящие к XVIII в. Баб аль-Музаййини («Ворота цирюльников»). Название объясняется тем, что здесь перед началом занятий обычно стригли и брили студентов.

По традиции, средневековый мусульманский город в плане представлял собой замкнутые кварталы, внутри которых селились выходцы из одного места или люди одной профессии. На ночь кварталы закрывались на замок. В каждом квартале была своя мечеть. Во второй половине XI в. вокруг городов стали возводить новые стены, расширившие их территории.

В Каире часть стен XI в. высотой до 12,5 м сохранилась до сих пор на северном и южном участке. Сохранившиеся ворота Баб ан-Наср (1087), Баб аль-Футух (1087) и Баб аз-Зувейла (1092) интересны не только как элементы средневековой фортификации, но и как образцы зодчества того времени. Тогда же вне города на скалистом обрыве горы Мукаттам была возведена мечеть аль-Джуюши (1085), хотя первоначально она была скитом (завийа – пристанище суфия или гробница, у которой проводят свои радения его последователи). Эта мечеть известна своим великолепным михрабом, декорированным резным стуком. Над входом возвышается минарет высотой в 20 м с восьмигранным купольным завершением.

Архитекторы фатимидского Египта при строительстве культовых зданий активно использовали дворовую схему плана, мастера применяли камень, кирпич и дерево. В начале XII в. появляется рубчатая форма куполов, оболочка которых расчленена извне валиками, а изнутри – желобками. Тогда в области декоративной обработки поверхностей чаще всего использовалась резьба по стуку и дереву, а позднее – многоцветный камень. Резьба по дереву применялась в узких филенчатых дверных полотнищах, во фризах, в михрабах и при изготовлении мимбаров (кафедра, с которой произносится хутба, пятничная проповедь).

При династии Айюбидов власти уделили первостепенное внимание фортификационным сооружениям, поставив на склонах горы аль-Мукаттам цитадель. Айюбиды не строили знаменитых мечетей, но после них остались великолепные и монументальные усыпальницы. Султан аль-Камиль в 1211 возвел мавзолей над могилой аш-Шафии, знаменитого факиха, основателя одной из 4 признанных богословско-юридических школ в исламе. Форма этого мавзолея развивает тенденцию, наметившуюся в предыдущий период: это центрическое купольное сооружение, квадратное в плане, со срезанными углами. Здание сложено в нижней части из камня, а в верхней – из кирпича. Деревянное надгробие над могилой аш-Шафии принадлежит к лучшим образцам резьбы по дереву. Надгробие старше мавзолея и датируется 1178. В резьбе можно найти имя автора резьбы – Убейд ибн Маали. Не менее примечательна усыпальница Аббасидов. Бежавшие от монголов члены правящей семьи лелеяли надежду вернуть багдадский трон, но именно Каир стал их последним убежищем.

Салах ад-Дин ввел новый для Египта тип зданий, которые носили частично общественный, частично культовый характер – медресе. Толчком к этому стали реформы в преподавании. Прежде все желающие собирались в мечети и слушали речи учителя, теперь же ученики записывались в медресе и обучались там по установленной программе. В отличие от сирийских медресе, египетские обычно имели по два сводчатых айвана. В теплом климате Египта один из айванов служил аудиторией, другой мечетью. Кроме того, каирские медресе имели минарет. И хотя Айюбиды выстроили множество медресе, ни одного из них не сохранилось в первозданном виде. Тем не менее, в постройках айюбидского времени кирпич был окончательно вытеснен камнем, одновременно оформился сталактитовый парус. На фасадах появляется членение вертикальными нишами, в которых размещаются окна. В декорировании все еще сохраняется пристрастие к резному стуку, но их начинают теснить цветные витражи, мода на которые пришла из Сирии.

Сменившие Айюбидов мамлюкская династия уделяла городу большое внимание. Мамлюки заботились об ирригации, торговле, развитии ремесел. Строительная лихорадка охватила двор и придворные круги: строили дворцы и усыпальницы, караван-сараи и бани, школы и общественные фонтаны, лавки и постоялые дворы. При этом старые здания предпочитали сносить. Делали это безжалостно, не пытаясь сохранять историю и не соблюдая рациональной планировки города. Так, у подножья холма Яшкур сложился аристократический квартал, хотя большая часть мамлюков предпочитала жить в цитадели. Султаны Калаун и Баркук провели туда воду, разбили сады с прудами. Цитадель была значительно укреплена в 1176–1183. Высота стен достигала 10 м, а толщина 3 м.

На архитектуру того времени оказали влияние миграции с Востока и Запада, вызванные монгольским нашествием и реконкистой. Из сирийской архитектуры египтяне заимствовали сталактитовый портал полукуполом, панели из полихромного мрамора, мраморные мозаики-плетенки (характерные для огузского искусства) и столь традиционное для Сирии чередование разноцветных каменных поясов. Такая кладка из двухцветного камня у арабов называется «аблак». Выходцы из Андалусии научили египетских строителей делать подковообразные арки, консоли с серией завитков, а также сдвоенные окна с разделяющей колонкой.

Также как и в Сирии, медресе начинали брать на себя функции и погребальных сооружений. Появляется также множество маристанов (госпиталь) и хамамов (баня). В декоративном убранстве также ощущаются перемены: стены покрывают мрамором на высоту 5–6 м, им же накрывается пол. Причем для создания мозаичных полов мамлюки привозили мрамор из Сирии и островов Эгейского моря. Султан Байбарс (1260–1277) уделял большое внимание ирригации, строительству дорог и мостов. Для него в Большой мечети впервые была сооружена максура – квадратная ложа напротив михраба, в которой он находился во время пятничного намаза.

Грандиозным по своему размаху стал ансамбль зданий, состоявший из мечети, медресе, мавзолея и большого маристана, построенный султаном Калауном в 1284–1285. Считается, что это здание построено в сирийских традициях. Любопытно, что султан так спешил с постройкой, что, несмотря на то, что на строительстве трудились рабы и пленные, его подручные хватали на улице прохожих и заставляли их работать на стройке. Комплекс был построен на развалинах фатимидского дворца и упирался в медный рынок (Сук ан-Нахассин). Двухцветная каменная кладка здесь распределена в шахматном порядке. Все части фасада объединены поясом выбитого на камне эпиграфического декора, подкрашенного золотом. На углу, рядом с мавзолеем, возвышается минарет, вероятно, достроенный позднее. Внутри мавзолея купол покоится на четырех колоннах розового мрамора и четырех пилонах, которые связаны со стеной арками. Мрамором и перламутром отделан михраб, композиция которого достигает высоты 7 метров.

Ан-Насир Мухаммад (1295–1304) построил аналогичный комплекс, он объединил в четырехайванном медресе все 4 богословских школы – мазхаба. Маленький мавзолей (9 × 9 м) украшен готическим порталом, вывезенным по частям из церкви крестоносцев в Акке. Но в декорировании интерьера господствует резной стук. Михраб представляет собой великолепный образец искусства 13–14 в. Полукупол, конха, заполнен растительным орнаментом. Арку огибает криволинейный бордюр, а сама она опирается на две колонны из зеленого мрамора. Это последний михраб, где используется стук, все более поздние – уже отделаны мрамором.

Разработка темы четырехайванного медресе в архитектуре XIV в. привела к созданию мечети султана Хасана, которая считается самым значительным сооружением мамлюкского периода (1356–1363). План корпуса здания, имеющего протяженность 154 м, демонстрирует крест, концы которого заканчиваются глубокими айванами. Входной портал, ограниченный двумя витыми угловыми колоннами, и вестибюль декорирован сталактитовыми сводами. Стены здания на высоту в 8 м облицованы мрамором, выше которого вокруг всего корпуса идет декоративный резной фриз. В XVII в. (взамен рухнувшего) поставлен новый купол диаметром 21 м и высотой 48 м. По обе стороны здания стоят два минарета (первоначально высотой 84 м).

При мамлюках не существовало закона о престолонаследии. Поэтому каждый султан считал своей обязанностью при жизни позаботиться о месте своего погребения. Обычно строилась мечеть, где впоследствии размещался саркофаг с телом правителя. Поэтому от эпохи мамлюков осталось большое число погребальных мечетей. Среди них следует отметить мавзолей Шаджар ад-Дурр (1250) женщины-правительницы (возглавившей список правителей из династии мамлюков-бахритов), мавзолей ар-Рифаи (1291), мавзолей эмира Сункур Сади (1315).

Продолжая старые традиции, мамлюкская архитектура со временем становится более монументальной, в отделке фасадов используется исключительно камень. Усложняется и ритм минаретов, их силуэт становится все более затейливым. Вместо квадратной башенки с небольшим восьмиугольным фонарем появляются ярусы разного сечения, разделенные балкончиками на сталактитовом карнизе. Рубчатый купол приобретает форму луковицы. После 1315 уходит стуковый орнамент – сначала из декора михрабов, а к 1325 и из убранства стен. Внутри помещений многоцветные мраморы используются повсеместно. Пол выкладывается мозаикой, причем круглые детали мозаики изготовляются путем распиловки мраморных античных колонн. Одновременно появляется цветное стекло, а эпиграфический бордюр иногда приобретает форму кольца, обрамляя картуш или медальон.

Мода на погребальные мечети среди султанов-мамлюков привела к тому, что возник целый квартал усыпальниц (Хаус аль-Басха), которые перемежались обителями суфиев и медресе. В XV в. мамлюкские архитекторы уже строили симметричные по плану и объемам здания. Таковы мечеть-ханака султана Баркука и султана аль-Муайада. Последняя славится изысканной декоративной обработкой фасада и молитвенного зала. При Каитбее в Каире была реставрирована цитадель, в Александрии также построена крепость. С именем Каитбея связаны три мечети в Каире. Одна из них построена по крестовому плану, к мечети примыкает мавзолей, минарет которой по совершенству пропорций и изысканности декоративной отделки может считаться самым красивым в Каире.

Мамлюки наполнили этот город своими постройками, которые придали ему своеобразный стиль. Но от дворцов сегодня практически ничего не сохранилось, так как последующие правители стремились превзойти своих предшественников. Зато некоторые общественные здания – караван-сараи, кварталы базаров, внутри которых были и мечети, и медресе, и хаммамы (бани) – до сих пор существуют. Бани были важным элементом Каира, строительство их велось не только из соображений гигиены, но и для престижа города. Практические все путешественники отмечали большое число каирских бань, рассматривая их строительство как свидетельство заботы правителей о своем народе. В 1341 ан-Насир Мухаммад провел водопровод, желоб которого тянулся по акведуку и гребню городской стены к цитадели. Тогда же в Каире было сооружено много фонтанов.

В османское время в городе появляются здания с тонкими островерхими минаретами, что можно рассматривать как стремление подражать Стамбулу: мечеть Сулейман-паши на территории каирской цитадели, а также мечеть Шахин аль-Халвати (1538). Все здания приписываются известному османскому архитектору Синану. При Мухаммаде Али город подвергся перепланировке. Правитель стремился европеизировать город, началась расчистка руин, прокладывались улицы, разбивались скверы. Подражая османским правителям, в 1830 Мухаммед Али задумал построить новую мечеть, подобную мечети Ахмедийе в Стамбуле. Она была спроектирована архитектором Юсуфом Бусхнаком, была многокупольной и имела два высоких (82 м) минарета и широкий двор с аркадой, что свидетельствовало о восприятии османского стиля.

В 1883 в Каире был создан департамент по охране памятников, который во многом способствовал реставрации ветшающих зданий и учреждению музеев, в том числе Музея исламского искусства. В частности, в 1905 была проведена реконструкция мечети ар-Рифаи. После ее реставрации она и стоящая рядом мечетью Хасана составили интересный архитектурный ансамбль.

Персидская школа

Памятники мусульманской архитектуры персидской школы: Мавзолей династии Саманидов. Джума-мечеть («пятничная») в Исфахане. Лашкари-Базар, дворец Газневидов в Афганистане. Соборная мечеть в Исфахане. Башня Гунбади-Кабус около Горгана. Стиль Хазарбаф («тысяча волн»). Мечеть имама Резы в Мешхеде. Мечеть Фатимы в Куме. Мечети в Верамине и Нетензе. Купольные мавзолеи в Куме и в Тусе. Мечеть г. Султанийа. Мавзолей имама Резы в Мешхеде. Мечеть Гаухар Шад. Дворец Чихиль-Сутун в Исфахане. Соборная мечеть Биби-Ханым в Самарканде. Мавзолей Кусама ибн-Аббаса в Самарканде. Медресе Улугбека в Самарканде. Медресе Шир-Дор в Самарканде. Мечеть-медресе Тилля-Кари в Самарканде. Медресе Надир Диван-беги. Мавзолей Абди-Бирун. Большая мечеть халифов. Мадраса Мустансирийа. Мадраса Муржанийа. Мечеть шиитских имамов Мусы аль-Кадима и Мухаммада аль-Джавада. Мавзолей ситт Зумруд-Хатун. Мечеть «Аш-Шухада».

В VII в. Иран был завоеван арабами и вошел в состав халифата. Культовая архитектура того времени свидетельствует об арабском прототипе большинства мечетей. Таковы мечети в Йезде, Рейе. В Наине была построена мечеть (960), в которой, несмотря на арабский тип конструкции, в орнаменте прослеживается связь с искусством эпохи династии Сасанидов. Поверхности стен, сводов и колонн орнаментированы стилизованными растительными мотивами. В декоре михраба появляются соприкасающиеся углами восьмиконечные звезды. Этот элемент впоследствии становится весьма популярным приемом иранских архитекторов.

Несколько ранее был построен мавзолей династии Саманидов (819 –1005) в Бухаре, датируемый 907 (это свидетельствует о широком распространении традиций персидского зодчества за пределами Ирана). Он представляет собой квадратную купольную постройку гармоничных пропорций. Композиция мавзолея с равнозначными фасадами строго центрична. Слегка расширенный книзу кубический объем с открытыми на четыре стороны арками и массивными угловыми колоннами завершается легкой галереей-аркатурой. В одной из фасадных арок находится дверь, другие забраны решеткой из кирпича. Одновременно монументальное и воздушное, насыщенное светом, и игрой теней в рельефах кладки, здание остается классическим произведением среднеазиатского зодчества.

Персидские хроники сообщают, что одна из старейших мечетей Исфахана была построена арабами из племени Бану-Тамим и затем расширена при аббасидском халифе аль-Муктадире (908–932). К мечети впоследствии пристроили библиотеку. Со временем Джума-мечеть («пятничная») в Исфахане утратила свое значение, так как при шахе Аббасе I была построено новое здание.

В X в. появляется новый тип мечетей, планировка которых восходит к зороастрийским храмам – квадратное в плане помещение увенчано куполом (чортак – перс.). Характерным для иранских культовых зданий стал айван, имеющий вид сводчатой ниши.

Лашкари-Базар, дворец Газневидов (977–1186), выстроенный в царствование Йамин ад-даула Махмуда (998–1030) в Афганистане, стал одним из первых сооружений светского назначения, имеющий внутренний двор и четыре айвана. Этот композиционный принцип получил развитие в мечетях, медресе и совершенствовался до эпохи Сефевидов (1501–1732).

В иранской архитектуре большое значение придавалось открытому пространству внутреннего двора. Это проявлялось как в гражданской архитектуре (в жилых домах, караван-сараях, дворцах), так и культовых зданиях (мечетях и медресе). Этим объясняется часто встречаемый отказ от декорирования поверхностей наружных стен в пользу портала и фасадов, обращенных во двор.

Новая соборная мечеть в Исфахане, построенная шахом Аббасом I (1587– 1629), была сооружена на южной оконечности площади, которая называется майдан шах («царская площадь»). Она была выстроена в 1612–1630, а в XVIII в. подверглась реставрации. Мечеть представляет собой комплекс площадью 130 на 150 м. С двух сторон к зданию мечети пристроены два медресе, к каждому из которых примыкает двор с оросительным каналом. Общая композиция смещена по излому оси: посетитель проникает с майдана на территорию мечети через главный портал, и затем следует под углом 45 градусов в помещение мечети, минуя бассейн для ритуальных омовений.

Вдоль внутреннего двора тянутся двухэтажные аркады. На самом деле эти глубокие ниши (худжра – араб.), которые играют роль помещений для занятий. Все видимые поверхности стен здания сплошь покрыты полихромной керамикой. Фасады айванов расположены строго друг против друга. Портал, ведущий непосредственно в молитвенный зал, украшен глубокой нишей, конха которой набрана из сталактитов. Здесь применен мозаичный декор, на других пиштаках (порталах) использовался менее трудоемкий декор из глазурованного кирпича и глазурованной плитки. Подсчитано, что для строительства мечети потребовалось 18 миллионов кирпичей, а для облицовки – 472 500 обливных изразцовых плиток голубых и бирюзовых оттенков.

Обычно купольная мечеть имела ярус тромпов (сферических сегментов, с помощью которых можно было точно и изящно перейти от прямоугольных в плане стен к окружности купола), их угловые арки заполнялись сталактитами, а ниже по периметру купола делался бордюр в виде ленты с эпиграфической надписью. Интерьер соборной мечети в Исфахане, построенной шахом Аббасом, также украшен ценнейшей каллиграфией, выполненной знаменитым мастером Али Реза Аббаси. Говорят, что его участие в декорировании интерьеров способствовало тому, что она считается самой красивой в Иране. Недаром про Исфахан говорили: «Исфахан несф-и джахан» – «Исфахан – половина рая».

Оригинальным образом орнаментировались и минареты. В XI-XII вв. минарет представлял собой стройную и круглую в сечении башню с балкончиком в фонаре, который венчал строение. Его орнаментация выполнялась кладкой из фигурного кирпича.

Башнеобразные минареты строили в Хорасане, Мазендаране и на территории центрального астана (область – перс.) Ирана. Оригинальный тип минаретов сложился в XI-XII вв. под влиянием местной архитектурной школы, применявшей характерные строительные и художественные приемы. Такова башня Гунбади-Кабус близ Горгана, построенная в 1006–1007 при династии Зияридов (927–1090). Эта многогранная коническая башня, увенчанная конической кровлей, достигает в высоту 51 м. Для построек такого типа характерны строгость и гармоничность пропорций, подчеркнутая вертикальная устремленность сооружения, что делает минарет похожим на обелиск. Для его постройки использовали великолепный обожженный кирпич высокой прочности.

Применение такого обожженного кирпича, вероятно, является результатом влияния месопотамской культуры времен Аббасидов. Кирпич на Иранском нагорье при постоянно присутствующей сейсмической угрозе был единственно возможным устойчивым материалом. Здания, выстроенные из кирпича, при землетрясениях демонстрировали «гибкость». А наличие глиняных карьеров позволяло строить из обожженного кирпича и дворец, и простое жилище.

Впоследствии кирпичный декор, получавшийся в результате разнообразных способов кладки (горизонтальной, торцевой, выступающей, углубленной и пр.) позволил архитекторам выработать стиль Хазарбаф («тысяча волн»), в результате применения которой возникает изящная игра геометрических форм. Используя в кладке кирпичи разных размеров и форм – половинки, четвертинки, клинчатые, дугообразные, каменщики создавали динамичный орнамент.

Для XI-XII вв. характерна монохромная архитектурная орнаментация. Широко использовалась резьба по стуку, фигурная кладка кирпичей или терракотовых плиток. С XII в. внешняя сторона кирпичей стала покрываться цветной глазурью. Как самостоятельное направление, архитектурная керамика сложилась еще при Аббасидах. Историк аль-Масуди (середина X в.) свидетельствовал, что купол большой мечети Багдада был целиком облицован кирпичом цвета ляпис-лазури. С развитием гончарного дела совершенствовалась и архитектурная керамика. В Рейе, Нишапуре, Самарканде, Горгане и Кашане уже в конце IX в. разрабатывались новые методы обжига. Кашанским мастерам принадлежал секрет изготовления глазурованного кирпича для отделки архитектурных сооружений. Персидским словом каши (кашани, т.е. «сделано в Кашане») стали называть полихромную керамическую плитку для облицовки фасадов. В конце эпохи правления династии Сельджукидов (1038–1194) начали производить керамику с люстром – металлическим блеском. Люстровая керамика, радужно сиявшая после обработки глазури кислотными парами перед ее глянцеванием (пары окислялись при обжиге в закрытой печи), очень высоко ценилась. Такая керамика использовалась при украшении михрабов мечетей, а также мавзолеев имамов в Иране. Ее использовали при украшении михраба в мечети имама Резы в Мешхеде (1215), а также в мечети Фатимы (сестры имама Резы) в Куме (1208). Полихромная техника использования керамических вставок при Тимуридах (1370-1506) распространилась в Трансоксиане (Мавераннахр). Ее можно также встретить в культовых сооружениях Самарканда, Бухары, Исфахана и городов центрального Ирана.

После монгольского нашествия строительство в Иране замерло, но уже в середине XIII в. начинается новый этап развития иранской архитектуры. Уже в первой четверти XIV в. строят грандиозные сооружения с большим молитвенным залом, перекрытым куполом, а также порталом со стороны входа. Таковы мечети в Верамине и Нетензе (обе построены в начале XIV в.), в Кермане (1349) и др. городах.

В связи с особенностями шиитского ислама, в Иране уделяли большое внимание мавзолеям. Исследователи различают несколько типов мавзолеев. Из них основными являются башнеобразные с шатровой кровлей, квадратные или восьмиугольные в плане сооружения, увенчанные куполом, а также портально-купольные здания. Шатровые мавзолеи лучше всего сохранились в Куме – религиозной столице Ирана. Купольные мавзолеи на квадратном основании – наиболее популярный тип мавзолея, он строился повсеместно. На восьмиугольном основании мавзолеи встречаются реже и свидетельствуют о престижности сооружения. А в XIV-XV вв. растет число портально-купольных мавзолеев, воздвигнутых для потомков шиитских имамов (имам-заде-перс.), например, мавзолей в Тусе (XIV в.).

Для архитектуры XIII– XIV вв. характерно обилие орнаментации. Резьба по стуку обрела рельеф, что придало растительному орнаменту рельеф. Михрабные ниши приобретают форму вложенных одна в другую стрельчатых арок. Поэтому в литературе подобные арки (в михрабе или айване) иногда называют «килевидной аркой», так как ее ниша формой напоминает перевернутую лодку.

В тот же период ряд городов обзавелся новыми мечетями больших размеров, что позволило заостренному (по моде того времени) куполу стать доминирующей точкой в силуэте города. Например, соборная мечеть г.Султанийа с четырьмя минаретами и двумя входными арками, построенная ильханским правителем Мухаммадом Худабанда Олджейтю (или Улджейту – 1304–1317). Громадный купол составляет 2/3 высоты мечети. Он окружен восемью башенками, похожими на минареты и установленными над углами восьмигранника. Для облика этой погребальной мечети важным является цветовое решение стен и купола. Нижняя часть здания и столбы галереи украшены бирюзовыми плитками, в тимпанах арок узор выложен изразцами синего и бирюзового цвета. По низу купола идет спиралевидный геометрический декор, который повторяется в стволах минаретов. А сам купол, символизировавший небо, был окрашен в яркий голубой цвет. Внутри стены мечети были украшены цветным узором и каллиграфическими надписями, а также яркими изразцами.

В XIV в. культовая архитектура Ирана была чрезвычайно разнообразной, что свидетельствует о свободе творчества местных мастеров и знании ими различных приемов зодчества, которые использовались в соседних странах. В частности, в XV в. начинает ощущаться влияние среднеазиатской архитектуры, особенно Самарканда. Это характерно для мавзолея имама Резы (8-й шиитский имам Али ибн Муса, известный под именем Али ар-Риза /Реза/ ск. в 818) в Мешхеде. Характерно, что комплекс зданий мавзолея строился уже с расчетом на многочисленных паломников – шиитов. Когда могилы почитаемых шиитами Али двоюродного брата и зятя пророка (в Неджефе) и его сына Хусейна (в Кербеле) в XVII в. попали под власть Османской империи, могила имама Резы стала главной шиитской святыней в Иране. В середине двора был сооружен восьмиугольный бассейн для омовений. Впоследствии над бассейном была построена позолоченная крыша. По преданию, золото было добыто Надир-шахом (1736–1747) во время его похода в Индию (1738/39). Двор мечети был выложен надгробными плитами именитых иранцев, для которых быть захороненными рядом с имамом означало признание их заслуг.

Постепенно постройки перестают быть анонимными. Так, архитектором мечети Гаухар Шад (построена в 1405–1418) был Кавам ад-Дин Ширази, работавший сначала в Мешхеде, а затем в Герате. Название мечети связано с именем жены Шахруха (сына Тимура и отца Улугбека). После смерти отца в 1405 Шахрух остался жить в Герате и правил Хорасаном, а к 1420 в его руках сосредоточились все прежние владения Тимура в Иране и Ираке. Некоторые путешественники считали мечеть жены Гаухар Шад лучшей мечетью Ирана.

Для культовых сооружений XVII в. характерны большие купольные здания, купола устанавливали на мощные цилиндрические барабаны. Формы куполов были разными: они могли быть заостренными кверху и напоминать шлем воина, или иметь приплюснутую форму. Со временем купола стали возводить и над порталами. Одновременно увеличилось число минаретов, которые стали возводить не только по углам зданий, но и по бокам пиштаков. Таким образом, площади, на которых были сосредоточены культовые здания и сопровождающие их службы (в том числе медресе, мавзолеи, библиотеки, караван-сараи, бани и т.д.) превращались в архитектурные ансамбли.

Архитекторы все чаще применяли для облицовки керамическую мозаику, разноцветную глазурованную плитку, однако не везде мастера могли получить тот или иной цвет. Но уже в XIII-XIV вв. полихромные вставки стали вытеснять монохромный кирпич. Эта техника называлась хафт-ранги («семь цветов»). Первоначально цветной глазурью обозначались слова «Аллах», «Али», «Мухаммад», позднее с помощью полихромных вставок воспроизводили целые суры Корана, украшая ими фризы, окружающие айваны или тулово минаретов. В XV в. цветовая гамма расширилась, сине-голубые тона сменились более смелыми цветовыми решениями, в которых несмотря на соблюдение гармонии, можно обнаружить зеленый, желтый, фиолетовый, белый и др. цвета. Кроме того, архитекторы начали уделять внимание садам, цветникам, включая, таким образом, растения в общий план композиции.

В период правления династии Сефевидов, комплекс дворцовых построек обычно состоял из павильонов, расположенных внутри парка. Один из фасадов дворца Чихиль-Сутун (1590) в Исфахане был снабжен террасой, идущей вдоль бассейна. В нем отражался фасад здания и окружающий его парк, что по замыслу архитектора придавало дворцу легкость. Галереи отвечали климату Ирана: в жаркую погоду они предохраняли обитателей от солнца. Даже жилой дом среднего иранца, традиционно имеющий глухо закрытую от посторонних глаз внешнюю стену, обычно имел двор, по периметру которого шла внутренняя галерея.

К архитектуре персидской школы тяготеет и зодчество Средней Азии. Архитектура Тимуридов представлена великолепными зданиями, построенными в Самарканде. После арабского нашествия (712), особенно при династии Саманидов, город стал бурно развиваться. При Тимуре, в конце XIV в., Самарканд был заново окружен стенами, а в его западной части была возведена большая крепость.

Масштабы строительных замыслов Тимура отвечали дерзости его политических планов. При нем возводят соборную мечеть Биби-Ханым (1398), которая по замыслу Тимура должна была стать самой большой мечетью в мире, однако землетрясение 1897 разрушило ее купол и стены. Западнее Биби-Ханым находится мавзолей Кусама ибн-Аббаса, легендарного кузена пророка Мухаммада (ансамбль Шах-и-Зинда). Здесь же в Самарканде Тимур задумал построить мавзолей для своего семейства.

Как и многие правители того времени, Тимур собрал в своей столице лучших мастеров из Хорезма, Ирана, Индии и других покоренных стран. На площади Регистан в Самарканде были возведены три здания с одинаковым на первый взгляд планом и схожими пропорциями. Этот ансамбль создавался на протяжении двух столетий. Первым в 1417 было построено медресе Улугбека. Два века спустя напротив него было возведено медресе Шир-Дор (1619–1636). И наконец, с севера прямоугольное пространство площади замыкает мечеть-медресе Тилля-Кари (1647). Свое название «покрытая золотом» мечеть получила из-за обилия золота в орнаментации фасада.

Все три здания имеют традиционный для персидской архитектуры пиштак, который фланкирован минаретами, а также двухэтажные аркады с помещениями для занятий. Характерно, что в орнаментации медресе Шир-Дор использовано изображение животных. Солнечные львы, охотящиеся на газелей – любимый сюжет персидских мастеров. Для воспроизведения этого сюжета была использована техника керамической мозаики. Маленькие минареты Тилли-Кари достаточно далеко отстоят от главного портала и напоминают сторожевые башни. Минареты медресе Шир-Дор завершаются расширяющейся кверху воронкой, окаймленной сталактитами, без фонарей. В 1932 минарет медресе Улугбека был выпрямлен – беспримерный случай в мировой практике.

В XVII в. Самарканд был одним из главных пунктов Великого шелкового пути, главной торговой дороги между Европой и Китаем. Поздние реставрации внесли новые элементы в этот ансамбль, и хотя он строился на протяжении двухсот лет, его относят к позднетимуридскому стилю. Тогда же были построены небольшое медресе Надир Диван-беги у южных ворот и мавзолей Абди-Бирун.

Архитектура Ирака не может быть строго отнесена к сирийской или персидской школе. Дело в том, что от Багдада времен Аббасидов сохранилось не так много памятников. Халиф аль-Мансур (754–775) задумал построить новую столицу халифата, окружив ее стенами, которые должны были очертить вокруг города правильный круг. Однако в качестве материала был использован недостаточно прочный сырцовый (необожженный кирпич), который не выдержал испытание временем. Многочисленные землетрясения, а также нашествие монголов разрушили уже построенные сооружения.

К X в. относится строительство Большой мечети халифов, однако впоследствии она была перестроена в персидском стиле. В городе также сохранились более поздние сооружения, например, мадраса Мустансирийа (XIII в), мадраса Муржанийа (XIV в.) демонстрирующие приверженность персидским традициям архитектуры. Айваны в Мустансирийи, обращенные во двор, демонстрирует восхитительную резьбу по стуку: три фланкирующих орнамента обозначают форму стрельчатой арки, два верхних фронтона углов заняты плетенкой из восьмиконечных звезд, а в центральной части воспроизведен текст из Корана, выполненный мастером-каллиграфом почерком «цветущий куфи».

Среди особо почитаемых мечетей Багдада следует назвать мечеть двух шиитских имамов Мусы аль-Кадима и Мухаммада аль-Джавада (1515, называемую в народе «Кадимийа»), а также мечеть шейха Абд аль-Кадира («Кадирийа»). Обе мечети построены в персидском стиле. Однако есть и самобытные постройки, например, мавзолей ситт Зумруд-Хатун (иногда неправильно называемый могилой супруги Харун ар-Рашида). Над небольшим восьмигранным зданием возведена башня, напоминающая перевернутую сосновую шишку. Этот мавзолей был построен в 1202. Уже в 20 в. была построена мечеть «Аш-Шухада» (памяти жертв, мучеников), минареты которой свидетельствуют о заимствовании сирийско-египетского стиля.

Индийская школа

Памятники мусульманской архитектуры индийской школы: Мечеть «Кувват аль-Ислам» («мощь ислама»). Минарет Кутуб-минар. Мавзолей султана Шамс ад-дина Илетмиша. Мавзолей султана Насир ад-дина Хумайюна. Мечеть Джама-Масджид. Гробница Шер-хана в Сазараме. Крепость Агры и мечеть Моти-Масджид (Жемчужная Мечеть). Мавзолей Акбара в Агре. Мавзолей Тадж-Махал.

Газневидский эмир Насир ад-даула Себюк-тегин положил начало набегам на Индию с целью грабежа и захвата рабов. Его сын Йамин ад-даула Махмуд (998–1030) проник в бассейн Ганга. В дальнейшем Индию осваивали Гуриды (1000–1215), благодаря которым возникли султанаты в Северной Индии, а затем и в Бенгалии, Кашмире, Гуджарате и т.д.

Мусульманская архитектура Индии сформировалась под влиянием традиций персидского зодчества. Тем не менее, индийская архитектурная школа отличается от персидской, прежде всего, применением иных строительных материалов, а также собственными традициями, благодаря которым возникла собственная школа возведения исламских культовых зданий.

Наследники Газневидов немало способствовали распространению традиций иранской архитектуры в Индии, где новые правители стремились демонстрировать свою мощь не только силой оружия, но и идеологии, для чего создавались колоссальные культовые сооружения.

Минарет Кутуб-минар и мавзолей султана Шамс ад-дина Илетмиша в Дели. Комплекс мечети Кувват аль-ИсламМинарет Кутуб-минар в Дели. Комплекс мечети Кувват аль-ИсламМинарет Кутуб-минар и мавзолей султана Шамс ад-дина Илетмиша в Дели. Комплекс мечети Кувват аль-Ислам Минарет Кутуб-минар в Дели. Комплекс мечети Кувват аль-Ислам

В 1192 в правление Гийас ад-дина Мухаммада (1163–1203) в Дели начали строить мечеть, получившую название «Кувват аль-Ислам» («мощь ислама» – араб.). Мечеть имеет гигантские размеры: 250 на 150 м, а общая площадь (вместе с вспомогательными постройками) – 4 гектара. Кутб ад-дин Айбак (1206–1219) построил из красного песчаника необычный минарет Кутуб-минар. Кажется, что минарет составлен из многочисленных конический секций, которые, как кольцами, скреплены ажурными балконами, опирающимися на сталактиты. Высота минарета 72,5 м, диаметр базы – 15 м, а диаметр вершины – 3 м. Тело башни покрыто кораническими надписями в арабо-персидской графике. После смерти Кутб ад-дина был закончен только первый ярус, его зять Шамс ад-дин Илетмиш (1211–1236) добавил еще четыре следующих, а правитель Фируз-шах III (1351–1388) после землетрясения 1368 был вынужден восстановить два верхних яруса, поэтому они были сделаны из мрамора.

Само здание ныне разрушенной мечети напоминает колонные мечети Сирии и Андалузии. Однако это сходство возникло случайно: мастера не владели техникой кладки арок и сводов из клинчатого кирпича. Они сооружали плоские перекрытия, которые опирались на консоли и колонны. Эти колонны были взяты из 27 разрушенных индуистских храмов и украшены фигурной резьбой. Как правило, колонна индийской мечети имеет квадратное основание, но затем мастер придает ей круглое или гранёное сечение и вновь возвращается к квадратуре. Красный песчаник, который использовали индийские мастера, прекрасно поддается обработке, поэтому резьба, как правило, покрывает все поверхности, которые сделаны из этого камня.

Впоследствии к мечети был пристроен мавзолей султана Шамс ад-дина Илетмиша (Ильтутмиш 1211–1236). Очевидно, что в его время мастера уже начали делать нарядные фестончатые арки, однако традиционную для мусульманских культовых зданий сталактитовую конху индийские мастера сделать не могли.

Ала-уд-дин Кхальи, правивший в начале XIV века, построил город Шири рядом с комплексом Кутба. Хотя от Шири почти ничего не осталось, скромная Али-Дарваза в комплексе Кутб указывает на начало процесса совершенствования основного модуля мусульманской архитектуры — кубической колонны, увенчанной правильным полушатровым куполом.

Династия Туглакидов, правившая в Дели с 1320 по 1413 год, внесла подлинный мусульманский колорит в строительство новых городов — это явно прослеживается на примере городов-крепостей Туглаквабада и Фируз-Шах-Котла. Последний город (сейчас является частью Нью-Дели), отражающий типичную планировку мусульманской цитадели, состоит из периферических оборонительных валов, серии дворов, расположенных по оси, которая выводит к великолепным частным дворцовым сооружениям. Династия Туглакидов придала «воинственный» стиль архитектуре.

При штурме войсками Бабура из династии Моголов оборонительные сооружения пали, а опустошение столицы мусульман — города Дели — послужило сигналом для ремесленников и мастеров города перемещаться в различные периферийные центры мусульманского государства, которые развивались вокруг городов Джаппур и Пандуа — на востоке, Ахмедабад — на западе, Малва — в Центральной Индии и Биджапур — на юге.

Мавзолей султана Насир ад-дина ХумайюнаМавзолей султана Насир ад-дина Хумайюна

Среди выдающихся памятников мусульманской архитектуры Индии следует назвать мавзолей султана Насир ад-дина Хумайюна (1508–1556) из династии Моголов в Дели, построенный в 1557–1565. Его архитектор Мирак-мирза Гийас использовал персидскую композицию чахар-баг («четыре сада»). Восьмигранный план усыпальницы находится в центре сада. Его территория пересекается каналами, которые отождествляются с четырьмя реками рая. Сад огорожен от города стенами с четырьмя порталами. Каждый портал состоит из айвана, под углом к которому расположены два небольших здания той же высоты, с двумя этажами худжр (в плане это здание напоминает «открытую» подкову). Края верхней линии портала фланкированы небольшими чисто индийскими башенками, напоминающими паланкин на спине слона – чаттри. Здание построено из красного песчаника, который прекрасно гармонирует с белым мрамором. Мрамор чаще всего использовался, чтобы подчеркнуть вертикали и контуры арок. Традиционного исламского декора в этом здании нет, однако на внешних фасадах здания цветным камнем обозначены шестиконечные звезды. Венчает мавзолей двойной купол (внутренний и внешний), с небольшим шпилем. Обращает на себя внимание также форма минаретов, которые служат продолжением граней здания. Их количество – почти всегда чётное – приводит к заключению о том, что в Индии минарет скорее всего выполнял декоративную функцию.

Мечеть Джама-МасджидМечеть Джама-Масджид

Постепенно проектировщики выработали жизнеспособные и самобытные архитектурные стили, приспосабливаясь при этом к определенным климатическим, географическим и социальным условиям каждого региона. В Бенгалии, например, недостаток камня как строительного материала и непрерывные дожди способствовали устройству характерных покатых парапетов для мечетей, на которых возводились кирпичные стены, декорированные терракотой. Строители при династии Манду выработали выразительное направление, которое наилучшим образом прослеживается в архитектуре мечети Джама-Масджид. Эта мечеть, возведенная Шах-Джаханом, считается одной из красивейших в мире.

На строительство в Южной Индии большое влияние оказали иммигранты, хорошо знавшие технологию возведения зданий в Персии. Это направление проявилось в сооружении мечети в Гулбарга, Гол-Гумбаза.

Мавзолей Шер-хана в СазарамеМавзолей Шер-хана в Сазараме

Гробницы, возведенные в Дели династией Лоди, по существу превратили город в величественный Некрополь. Бабур, первый правитель династии Моголов, нанес поражение династии Лоди в легендарной битве при г. Панипат в 1526 году. Всего за четыре года он заложил фундамент империи, которая имела неограниченную власть над большей частью Индии на протяжении последующих 300 лет. Империя, однако, была основана не столько стараниями Бабура, сколько мудростью великого афганского правителя Шер-хана, который принудил сына Бабура Хумаюна отказаться от Дели, и сам правил городом в течение пятнадцати лет. Шер-хан внес огромный вклад в развитие архитектурных традиций. Квила-Кухна-Масджид в Пурана-Квила в Дели стали прототипом развития архитектурных форм Моголов, а гробница Шер-хана в Сазараме является наивысшим достижением в ряду восьмиугольных гробниц, построенных династиями Туглакидов и Лоди. Шер-хан был свергнут сыном Бабура, который вновь поддержал мусульманскую традицию в Дели и оставил Индии великий дар — своего сына Акбара.

С Акбара началась эпоха небывалого строительства. В период его правления персидские черты слились с индусскими и буддийскими традициями, в результате чего возник новый неповторимый стиль. Наглядным примером служит гробница Хумаюна в Дели и многочисленные постройки в новой столице, возведенной Акбаром-Фатихпур-Шикри, а также гробница самого Акбара в Агре.

Сын Акбара Джахангир не был выдающимся строителем, он предпочитал выражать свою индивидуальность в разведении многочисленных садов. Шах-Джахан, преемник Джахангира, стал рьяным строителем из песчаника и мрамора и довел традиции могольской архитектуры до их вершины, что проявилось в знаменитом мавзолее Тадж-Махал в Агре. Но до того, как был построен Тадж-Махал, мастера Шах-Джахана освоили применение мрамора в качестве строительного материала, возводя такие сооружения, как Диван-и-кхаси и Диван-и-ам, залы для частных и публичных аудиенций и Моти-Масджид, или Жемчужную Мечеть, в форте Агры.

Крепость Агры и мечеть Моти-Масджид (Жемчужная Мечеть) Крепость Агры и мечеть Моти-Масджид (Жемчужная Мечеть) Крепость Агры и мечеть Моти-Масджид (Жемчужная Мечеть)

Во второй трети XVII в. представитель династии Моголов (1526–1858) Шихаб ад-дин Шах-Джихан I (1628–1657) построил великолепный мавзолей Тадж-Махал близ Агры. Мавзолей Тадж-Махал, воздвигнутый по велению Шах-Джахана для его рано умершей любимой жены Мумтаз, считается вершиной архитектурных сооружений мусульманского типа. Шах-Джахан тщательно выбирал и корректировал проект мавзолея, обращаясь к лучшим в то время зодчим Востока. Основной замысел проработал Устад Мохаммед Иса Эффенди – византийский турок, ученик крупнейшего турецкого архитектора Синана, грека по происхождению. В разработке проекта участвовали мастера Индии, Средней Азии, Персии, Аравии. Шах-Джахан сам выбрал место для неслыханного мавзолея ниже Агры на правом берегу Джамуны. Стройка продолжалась с 1631 по 1647 год; на ней постоянно было занято около 20 тысяч рабочих.

Мавзолей Тадж-Махал – культовое здание вместе с окружающим его парком занимает значительную площадь – 17 га. Доступ в сады и к мавзолею открыт с южной стороны сада, где на одной линии стоят два входных портала, украшенные традиционными чаттри. После этого посетитель попадает на территорию четко спланированного сада, который разделен на квадраты четырьмя каналами, в точке пересечения которых находится бассейн. Само здание мавзолея находится на северной стороне.

Усыпальница возведена на искусственной платформе на берегу реки Джамна. Платформа вымощена белым мрамором. Мавзолей, авторство которого приписывается индийскому архитектору Устаду Ахмаду Лахори, представляет собой компактное здание из белого мрамора с традиционными для индийской архитектуры срезанными углами, с большим куполом и четырьмя чаттри на крыше. Здание целиком выполнено из белого мрамора, которое великолепно отражает солнечные лучи. По легенде, шах хотел, чтобы ему построили отдельный мавзолей черного цвета на противоположном берегу реки Джамны. Однако Шах-Джихан был свергнут с престола своим собственным сыном Аурангзебом.

Мавзолей Тадж-МахалМавзолей Тадж-Махал

На восточной и западной границе комплекса Тадж-Махал строго по поперечной оси относительно главного здания расположены две постройки из красного песчаника. Каждая постройка увенчана тремя белыми куполами. И хотя они имеют иное предназначение (справа – «Джаваб» – приют для именитых гостей, а слева – мечеть, где служили поминальные службы), все здания логично вписываются в мемориальный комплекс.

Внутри мавзолея за ажурной решеткой из белого мрамора находятся кенотафы (надгробный памятник умершим, останки которых покоятся в другом месте или не найдены) Шах-Джихана и его любимой жены, их поверхность инкрустирована полудрагоценными камнями. Над главным помещением (по сложившейся в индийской архитектуре традиции) подняты два купола – один в другом. Внешний купол увенчан шпилем, а внутренний (меньших размеров) сделан для того, чтобы соблюсти гармонию с пространством интерьера. Это конструктивное решение появилось в эпоху Тимуридов, а в Индии впервые было применено при строительстве мавзолея (1518) делийского правителя Низам-хана Сикандара II (1489–1517) из династии Лоди.

Орнаментация внутренних поверхностей Тадж-Махала поражает изяществом. В отделке применялись самоцветы и разноцветный мрамор. Так, черным мрамором выполнен эпиграфический декор, воспроизводящий суры Корана почерком сульс. Известно, что могольские императоры были увлечены флорой: они разводили цветники и розарии, специальные плантации декоративных растений. Эта любовь в полной мере присутствует в орнаментации интерьера мавзолея. Мозаика из разноцветных кусочков агата, сердолика, ляпис-лазури, оникса, бирюзы, янтаря, яшмы и кораллов воспроизводит цветочные гирлянды, букеты, украшающие стены погребального зала. Складывается впечатление, что Тадж-Махал создавался не как усыпальница, а как памятник любви императора к своей несравненной супруге Мумтаз-Махал (Мумтаз – «несравненная», араб.).

С ростом могущества империи, Шах-Джахан закладывает прекрасный город Шахджаханабад в черте Дели. Сераль в Дели включает изысканные павильоны, богато украшенные и окруженные садами с водой. Под властью сына Шах-Джахана Аурангзеба, империя продолжала существовать еще 60 лет. С распадом ее очаги творчества вновь переместились в периферийные центры.

Магрибская школа мусульманской Испании и стран Магриба

В 711 арабские и берберские отряды переправились из Марокко через Гибралтарский пролив на территорию Пиренейского полуострова. Разгромив вестготов, правивших Испанией, они проникли вглубь полуострова и создали свое государство (впоследствии распавшееся на ряд мелких эмиратов), номинально признававшее власть халифов.

Первые значительные памятники арабо-берберской культуры были созданы еще в Северной Африке. Это сохранившаяся до сегодняшнего дня мечеть Сиди-Укба в Кайруане (Тунис). Она неоднократно перестраивалась, но современный облик приняла после кардинальной реконструкции в конце IX в. В ней (также как и в большинстве магрибинских мечетей) присутствуют элементы крепостной архитектуры. Здание окружено массивными стенами из обожженного кирпича и укреплено контрфорсами. Единственный минарет на северной стороне двора представляет собой высокую (30 м) и мощную башню из трех квадратных в плане этажей. Нижняя часть минарета сложена из тесаного камня, в то время как его верхняя часть, башенка со сквозными арками и ребристым куполом, построена из кирпича. Основным композиционным ядром мечети является внутренний двор, окруженный мраморными и гранитными колоннами, поддерживающими арки. Как и во всех мечетях Магриба, здесь использовалась подковообразная форма арок. Порталы мечети относятся к XIII в., ни один из них не выделен в качестве главного. Атрибутами двора являются колодцы, они сделаны из мраморных баз античных колонн.

Мечеть Сиди-Укба в Кайруане Мечеть Сиди-Укба в Кайруане

В этой мечети (также как и в большинстве старинных мечетей Магриба) нефы располагались перпендикулярно к михрабной нише, то есть по продольной оси, образуя широкий Т-образный трансепт, пересекающий молитвенный зал перед михрабом, где все три продольных нефа пересекаются главным (поперечным). На этом месте и воздвигнут сферический купол на тромпах. Поэтому такой тип мечети, восходящий к христианским традициям, называют базиликальным.

Замечательным памятником декоративного искусства является изготовленный из платанового дерева минбар, датированный 863 г. Он украшен резными панелями, узор которых свидетельствует об изощренной творческой фантазии и о высоком мастерстве создавших его художииков-орнаменталистов. Геометрические мотивы и тонко моделированная затейливая растительная вязь исполнены с большим пластическим чувством. Резной орнамент минбара гармонирует с пышным убранством михраба и расположенного над ним купола.

Сиди-Укба – многоколонная мечеть, для ее строительства исламские мастера использовали фрагменты из римских и византийских построек. Поэтому 180 колонн этой мечети выделяются разнообразием своих капителей. Более того, есть такие, тело которых собрано из фрагментов разных колонн. К мечети Сиди-Укба по типу планировки и внутреннего декора близки большая мечеть в Тунисе (732) и более поздние мечети в Сусе и Сфаксе (IX в.). Сохранились крепостные постройки, внешне схожие с большими культовыми зданиями той эпохи. Таков, например, рабат в Сусе, имевший мощные стены с полукруглыми выступами и высокой сторожевой башней, подобной минарету.

После 756 на завоеванных землях Испании был создан Кордовский эмират. Его основатель, представитель дома Омейадов Абд ар-Рахман I (756–788), по прозвищу «ад-Дахил» (пришелец), создал это независимое государство. В X в. Кордовский эмират стал одним из богатейших государств Европы, а его правители приняли титул «халифов». Страна переживала подъём экономики и культуры. Путешественники с восторгом описывали великолепные дворцы, мечети и другие постройки, созданные мусульманскими правителями Испании. Кордова с полумиллионным населением насчитывал тысячи домов, сотни мечетей, библиотек, общественных бань и т. д. Великолепные мосты были перекинуты через Гвадалквивир, улицы были замощены, многочисленные городские фонтаны, питаемые водопроводом, освежали воздух. Окруженные тенистыми садами дворцы халифа и знати поражали своей роскошью.

Соборная мечеть КордовыСоборная мечеть Кордовы

Памятников архитектуры Кордовского халифата дошло до наших дней немного. Особое восхищение вызывала соборная мечеть Кордовы, заложенная еще в 785. Наиболее успешная ее перестройка была произведена в X в. Кордовская мечеть — совершенно особый вариант ставшей к тому времени уже традиционной в культовом зодчестве Ближнего Востока колонной мечети. Под двор, где у фонтанов совершали омовение, отведена лишь небольшая часть огромной площади (180 X 130 м), занятой сооружением. Собственно мечеть представляет колоссальный зал, в котором расположено 1293 колонн, образующих 19 нефов. Колонны свозились со всей Испании из разрушенных римских построек, а 114 штук были привезены из Византии. Для этого здания характерно отсутствие центральной оси, которой обычно обозначает главный неф. Кроме того, отсутствие главного входа заставляет посетителя, входящего под своды мечети, остановиться, прежде чем понять, где находится михраб. Обилие колонн создает впечатление бесконечности пространства, чем способствует созданию особенного религиозного настроения. Характерно, что колонны, вопреки традиции, сложившейся со времен античности, не имеют опорных баз. Колонны как бы «вырастают из земли»; созданные из разноцветного мрамора, яшмы, гранита, порфира, они в верхней части снабжены арками, которые как ветви деревьев, переплетаются между собой, образуя подковообразные и полуциркульные арки. Причем эти арки созданы из клинчатого кирпича двух цветов – белых и красных, а своды образуют восьмиугольные звезды.

Колонны, несущие двухъярусные аркады, поддерживающие перекрытия, равномерными рядами заполняют пространство интерьера; даже неф, ведущий к главному михрабу, лишь немногим шире остальных. В отличие от византийской базилики расположение колонн в Кордовской мечети не направляет движение молящихся к святилищу, скорее наоборот — посетитель, войдя под своды мечети, должен остановиться, чтобы охватить взглядом уходящие от него во все стороны ряды колонн. В архитектуре здания, таким образом, нет центральной оси, что отразилось и на фасаде: стена, окружающая мечеть, имеет несколько одинаково оформленных входов — порталов.

Архитектура мечети подчинена строгой и математически четкой логике. Такое сооружение могло быть построено только с учетом принципов, сложившихся в мусульманском зодчестве того времени, а также особенностей местного строительного материала. В молитвенном зале мечети применено особое решение внутреннего пространства. Последнее делится на громадное число ячеек, каждую из которых образуют одинаковые конструктивные и архитектурные элементы: две колонны с аркой между ними. Своеобразие архитектуры мечети заключается в том, что этот основной и почти единственный архитектурный мотив выступает в многообразных аспектах. Кроме того (и в этом особенность Кордовской мечети), он как бы снова находит отклик в верхнем ярусе арок. Все это порождает впечатление единства и законченности архитектурного целого.

Колонный зал Кордовской мечети справедливо сравнивают с густым, разросшимся лесом. Действительно, круглые, не имеющие баз, словно выросшие из пола, тела невысоких колонн из разноцветного мрамора, яшмы, порфира похожи на стволы деревьев, от которых, словно переплетенные между собой ветви, отходят в стороны подковообразные и полуциркульные арки. Пересечение множества колонн и двухъярусных арок, видимых в перспективе, и клинчатая кладка из белых и красных камней образуют богатый линиями и игрой светотени красочный узор, проникнутый сложным орнаментальным ритмом.

Лес колонн теряется в темноте, в глубине мерцает резьба затененных стен, пространство кажется огромным и рождает чувство бесконечности, вызывает мысли о необъятности вселенной. Где-то в дальнем конце зала находятся богато украшенный михраб и максура — место для халифа. Эта часть мечети выделена особыми, многолопастными арками, причем в верхнем ярусе арки причудливо переплетаются. Декоративность подобного мотива подчеркнута и тем, что каждая арка сложена из чередующихся по цвету клинчатых, покрытых резным орнаментом камней. Изящные нервюры сводов, вторящие линиям аркатуры, образуют восьмиугольные звезды.

Художественный образ мечети в Кордове очень сложен. После залитой солнцем шумной улицы человек, попав в полумрак колоннады, которая освещалась мерцающим светом тысячи висящие серебряных лампад, ощущал себя как бы в нереальной, фантастической обстановке. Однако архитектура мечети подчинена строгой, почти математически четкой логике. Ясно читается структурная связь колонн, граненых опор верхнего ряда и арок, образующих точно разработанную конструктивную систему. Используя, вероятно, древние местные традиции и опираясь на принципы, к тому времени уже выработанные в зодчестве стран Ближнего Востока, строители Кордовской мечети создали неповторимо оригинальное произведение архитектуры, образ которого проникнут огромной жизненной силой.

Северная сторона мечети граничит с Апельсиновым двориком, где в X в. было устроено пять традиционных фонтанов для омовений. В XVI в. изгнавшие арабов испанские правители частично перестроили мечеть: на месте минарета находится башня Альминар (93 м), а центр мечети был разрушен для того, чтобы освободить место для католического собора.

Расцвет Кордовского халифата, длившийся в течение столетия, сменяется в конце X в. экономическим и политическим упадком. Мусульманские владения в Испании распались на множество мелких враждовавших между собой феодальных государств — эмиратов. Страна, достигшая столь высокого экономического подъема, испытывала кризис. Положение широких масс резко ухудшилось. Ослаблению халифата способствовало шедшее с севера наступление испанцев-христиан. В XI в. борьба за освобождение страны, так называемая реконкиста, возглавляемая кастильскими королями, достигла своего решающего этапа. В этот период быстро росло значение стран Магриба. Опасность испанского вторжения побудила арабских эмиров обратиться за помощью к сложившемуся в Северной Африке берберскому государству Альморавидов (1061 —1140). Высадившиеся в Испании войска Альморавидов, энергично отразив натиск европейских рыцарей, привлеченные богатством страны, подчинили себе владения испанских мусульман. В середине XII в. новая волна кочевых племен Северной Африки под водительством Альмохадов (1121 —1269) обрушилась на Пиренейский полуостров.

Однако, несмотря на распад халифата, открывший длительную полосу войн и междоусобиц, культура Магриба и мусульманской Испании, пережившая в недавнем прошлом столь высокий подъем, продолжала развиваться. На западе арабского мира создаются выдающиеся труды по философии, медицине, математике, химии, естественным наукам. В XII в. жил великий философ Ибн Рушд (Аверроэс), учение которого оказало большое влияние на развитие философской мысли средневековой Европы. О значении архитектуры Магриба в X в. свидетельствуют остатки мечети и дворца Фатимидов в Махдии, дворец в Кала Бени Хаммад и другие памятники.

Мечеть Аль-Кутубийа в Марракеше (XII в.)Мечеть Аль-Кутубийа в Марракеше (XII в.)

Выдающимся и вместе с тем характерным памятником монументальной архитектуры этого времени является мечеть Аль-Кутубийа в Марракеше (XII в.). Это типичная «колонная» мечеть с 16 параллельными нефами и 7 куполами. Несмотря на скромный михраб, благодаря белизне колонн она выглядит чрезвычайно элегантно. Стены украшены разнообразным орнаментом, что характерно для искусства эпохи Альморавидов. В молитвенном зале мечети сто пятьдесят столбов образуют семнадцать продольных нефов, завершенных своего рода трансептом, идущим вдоль стены с михрабом. Массивные, несколько приземистые по пропорциям столбы несут высокие подковообразные преломленные в замке арки. В перспективе арки образуют анфиладу, проникнутую ритмом величественного и спокойного движения. Однако, как и в Кордовской мечети, в мечетях Магриба архитектурное пространство имеет множество аспектов. Анфилады арок пересекают короткие продольные нефы, перекрытые плоским или двускатным деревянным потолком. Некоторые нефы завершаются небольшими куполками, возвышающимися над трансептом у михрабной стены. Наконец, сами столбы и арки, часто неодинаковые по форме, воспринимаются в разных ракурсах. Все это вносит в интерьер богатый и сложный ритм чередования архитектурных форм.

Снаружи мечеть Кутубийя представляет невысокий архитектурный блок, покрытый узкими двускатными черепичными крышами, возведенными над каждым из продольных нефов. Волнистую поверхность кровли оживляют небольшие павильоны, отмечающие пять куполов трансепта, а над всем зданием горделиво высится башня минарета, одного из самых больших в Магрибе, Строгая по форме монолитная призматическая башня имеет три яруса окон и декоративных арок и украшена сверху зубцами. Минарет венчает надстройка, несущая маленький купол. Как в интерьере, так и во внешности мечети сказался тонкий художественный вкус зодчих, нашедших гармоничные пропорции для башни минарета и ожививших изящным декором гладкую поверхность его каменных стен.

Минарет севильской мечети (1171—1172 гг.) - Ла Хиральда (La Giralda)Минарет севильской мечети (1171—1172 гг.) — Ла Хиральда (La Giralda)

Очень интересным памятником этого рода является также минарет не дошедшей до нашего времени севильской мечети (1171—1172 гг.). В XV столетии на ее месте был построен готический собор, а сам минарет, получивший позднее название Ла Хиральда (La Giralda), был в XVI в. украшен новым покрытием. Строителю минарета — арабскому мастеру Джеберу — удалось создать архитектурный образ, исполненный мощи и вместе с тем изящества. Монолитная призматическая башня с ее ясными объемами и строгими формами высоко вздымается над городом. Ярко выражен массив гладких сложенных из кирпича стен. Лишь на значительной высоте мастер облегчает поверхность сооружения тщательно и тонко продуманной во всех деталях декоративной отделкой, ритм которой как бы усложняется от яруса к ярусу. Все элементы декора подчинены принципу строгой плоскостности. Так, слепые арки, по существу, поддерживающие только тонкую сетку резного орнамента, выделены небольшим углублением в толще стены. В целом убранство имеет вид узорчатой вставки в простои каменный массив. Характерно, что углы башни оставлены гладкими, они лишены украшений. Словно края гигантского монолита, четко очерчены на синем небе эти устремленные ввысь грани Хиральды. Примененный здесь прием контраста гладкой поверхности стены и введенного в нее декоративного пятна — противопоставление, особенно выразительное при южном освещении,— был распространен в арабском искусстве и впоследствии оказал воздействие на развитие характерных особенностей испанской архитектуры. Высокий, стройных пропорций, нарядный минарет стал подлинной достопримечательностью Севильи.

минарет мечети Хасана в РабатеМинарет мечети Хасана в Рабате

Самой грандиозной постройкой XII в. была мечеть Хасана в Рабате (Марокко): по размерам она превосходила Кордовскую, имела три внутренних двора и более 400 колонн. Величественный памятник монументального стиля представляет и минарет мечети Хасана в Рабате, также имеющий форму призматической башни. Зодчий — возможно, тот же Джебер,— сооружавший минарет мечети Хасана, как и в Севилье, умело использовав контраст глади стены с тонким декором из арок и орнамента, придал строгим формам башни большую художественную выразительность.

Среди светских построек Альмохадов особенно многочисленны крепостные сооружения. Мощные, укрепленные башнями стены сохранились в Марракеше, Рабате, Тазе, Тлемсене и др. Городские ворота, представлявшие, как правило, довольно сложное оборонительное сооружение, снаружи обычно украшены порталом с подковообразной аркой. Концентрически расположенный вокруг арки крупный рельефный орнамент декоративно выделяет проем ворот.

В конце XIII в., после распада державы Альмохадов, в Марокко, Тунисе и Алжире образовались халифаты во главе с местными династиями. В этот период в странах Магриба продолжается значительный подъем экономики и культуры.

Архитектура стран Магриба в XII—XV вв. интересна не только большим числом построенных светских и культовых зданий, но и появлением тенденций, характеризующих новую стадию в развитии средневековой художественной культуры арабского запада. В зодчестве, как и в других видах искусства, стало превалировать декоративное начало, отодвинувшее на второй план тектоническую ясность форм и конструкций здания.

Произведение архитектуры в этот период не мыслилось без богатого, обычно многоцветного орнаментального убора. Тончайший арабесковый узор покрывает каждую архитектурную деталь здания, каждый участок поверхности стены. Орнамент, надписи, сталактитовые карнизы, своды, арки, образуя декоративно насыщенные динамичные композиции, лишь в общих своих контурах подчиненные основным линиям архитектуры здания, говорят об утонченной, изысканной роскоши. Интерьер, а иногда и фасады поражают тонкостью, изобилием, подчас кажущейся даже излишней щедростью орнаментально-декоративного убора.

Прекрасный пример нового стиля в архитектуре Магриба представляет интерьер большой мечети в городе Таза, в конце XIII в. украшенной богато орнаментированным куполом перед михрабом.

Медресе Бу Анания в Фесе. ПланМедресе Бу Анания в Фесе. План

Характерными памятниками XIV в. являются многочисленные марокканские медресе, сохранившиеся в Фесе, Марракеше, Мекнесе и других городах. Здания эти представляют собой сравнительно небольшие постройки, состоящие из внутреннего двора, окруженного кельями учителей и учеников, и примыкающего с одной стороны помещения мечети . Сходные по типу здания марокканских медресе в художественном отношении решены очень разнообразно. Особенно интересны внутренние дворики, являющиеся не только композиционно-планировочными центрами построек, но и средоточием их художественного убранства. В решении аркады (чаще всего двухъярусной), в выборе декоративных материалов — цветных и монохромных, в композиции и характере мотивов орнамента зодчие и художники, украшавшие эти постройки, проявили огромное мастерство, тонкий вкус и почти безграничную художественную фантазию.

В марокканских медресе пластическая выразительность архитектурной формы основана на сочетании света и тени, на применении разномасштабных арок и опор, то массивных и тяжелых, то легких и хрупких. Вместе с тем архитектура зданий не мыслится без богатейшего орнаментального убора, под цветным ковром которого совершенно исчезла гладь стен. Резьба мраморных капителей своей пышностью спорит с цветной инкрустацией панелей, белым и синим рисунком мозаик, тонким рельефным узором потемневших деревянных деталей. Геометрические и растительные арабески перемежаются с паутиной лепных сталактитов и полосами арабских надписей. Орнамент, то медленно и плавно скользящий по поверхности стены, то сконцентрированный в тимпанах арок в звучные аккорды, то в сильном движении устремленный вверх по сводам, сообщает архитектурному образу своеобразное музыкальное начало. Декоративный стиль нашел яркое выражение и в последних по времени архитектурных сооружениях мавританской Испании.

В течение XIII и XIV столетий политическая обстановка Испании сильно изменилась. В результате реконкисты испанцы оттеснили арабов в южную часть полуострова, к Гранаде. В этой области, отделенной от остальной территории горными хребтами, в 1238 г. образовался Гранадский эмират. Удачное местоположение малодоступной Гранады, а также умелая политика правителей помогли маленькому Эмирату просуществовать еще более двух столетий. Лишь в 1492 г. войска Кастилии и Арагона овладели этим последним оплотом арабов на Пиренейском полуострове.

Столица эмирата — Гранада расположена в предгорьях Сьерры-Невады, на склоне холмов, спускающихся в долину реки Хениль. Этот окруженный высокими стенами и башнями, украшенный великолепными дворцами и мечетями город с многочисленными библиотеками и учебными заведениями арабы называли земным раем, поэты воспевали его как «светлую звезду неба».

В XIII и XIV вв. Гранадский эмират был самым богатым государством в Испании. Вместе с тем это было время, когда крушение политического и экономического господства арабов на Пиренейском полуострове стало очевидным фактом. При всех признаках внешнего процветания Гранадский эмират был пронизан жестокими внутренними противоречиями. Непомерная роскошь правящей верхушки приводила к расточению накопленных богатств, к резкому обнищанию народных масс. Историческая эпоха, когда арабское владычество в Испании переживало свою заключительную фазу, наложила неизгладимый отпечаток на всю культуру Гранадского эмирата. И в научных трактатах и особенно в поэзии зазвучали мотивы пессимизма, обреченности, стремления отгородиться от окружающей жизни. В то же время нарастали тенденции к особенной утонченности стиля, что наиболее ярко сказалось в главном архитектурном ансамбле Гранады — знаменитом дворце Альгамбре. Не случайно в поэтическом представлении арабов Гранада и Альгамбра— «жилище наслаждения», сменившее величавый образ Кордовы—«обиталища наук».

Альгамбра – дворец властителей небольшого государства Насридов (1230–1492) и последний оплот мусульман на Пиренейском полуострове. Цитадель и дворец Альгамбра (аль-Хамра’ – «красная», араб.), находится в городе Гранада и была центром этого государства. В 1238 Мухаммад ибн Наср начал строительство этого дворца на вершине горы на месте берберской крепости (аль-касба’). Проект был чрезвычайно смелым, арабским инженерам надо было отрегулировать сток вод с гор Сьерра Невада таким образом, чтобы они питали каналы, фонтаны и пруды в дворцовом комплексе.

Дворец Насридов (1334–1354) сейчас застроен более поздними зданиями эпохи Реконкисты. Однако часть его помещений сохранилась. На фронтоне над арочным сводом входа можно увидеть вырезанную ладонь с пятью пальцами, символизирующую одновременно пять столпов ислама, а также слово «Аллах».

Легко установить, что зодчие, строившие Альгамбру, использовали традиционный для Ближнего Востока принцип группировки помещений вокруг открытого двора. Однако в планировке Альгамбры нет ничего напоминающего систему расположения дворов и залов в омейядских и аббасидских дворцах VII—X вв. Два основных двора Альгамбры — Миртовый и Львиный — помещены под углом один к другому и соединяются узким малоприметным проходом.

Миртовый двор, окруженный парадными покоями, является замечательным примером сочетания садово-паркового искусства и архитектуры. Середину двора почти во всю его длину занимают зеркальная гладь водоема и боскеты, над которыми поднимаются кроны миртовых деревьев. По торцам двор украшен аркадами на стройных невысоких колоннах; с северной стороны возвышается башня Комарес, внутри которой помещается Зал послов, служивший тронным залом.

Альгамбра. AlhambraАльгамбра. Alhambra Альгамбра. Alhambra

Несколько меньший по размерам Львиный двор был центром жилой части дворца. Со всех сторон он окружен портиками с колоннами и украшен фонтаном, чашу которого поддерживают двенадцать скульптурных львов. По коротким сторонам двора расположены павильоны, увенчанные куполами. Часть помещений открывается во дворы широкими арками. Львиный двор, назван так по 12 львам, которые поддерживают фонтан в центре двора. Для мусульман число 12 имеет сакральное значение, в частности, именно 12 львов поддерживали трон царя Соломона. Вода в фонтан двора поступает по четырем каналам (соответствующим четырем райским рекам). Дворик окружен портиками с 124 тонкими колоннами. С двух сторон он граничит с залом Двух сестер и с залом Абенсеррахов (по имени одного из знатных семейств времен Насридов).

Стены обоих помещений украшены майоликой с росписью, потолки – резным стуком. Многочисленные сталактиты каскадами спускаются со сводов. Стены, арки, карнизы, в отделке которых использованы разноцветный мрамор и камень, окрашенный алебастр, мозаики и люстровые керамические облицовки, покрыты сложным узором из многоугольных геометрических фигур, причудливым переплетением стилизованных растительных мотивов и тончайшей вязью арабской каллиграфии.

Задача зодчего Альгамбры заключалась в использовании всех доступных ему средств для создания роскошного, поражающего богатством своих интерьеров дворца, предназначенного и для пышных приемов и для интимной жизни восточного властителя. Как и в Кордовской мечети, художественный образ Альгамбры очень многогранен. Хотя каждый элемент архитектоники и декоративного убранства создан на основе точного математического расчета, в архитектуре дворца доминирует иррациональное декоративное начало, как бы подавляющее конструктивные основы. Дворы Альгамбры заполнены колоннами, которые несут полуциркульные и стрельчатые арки или поддерживают сталактитовые своды. Кажется, что этот лес колонн не имеет регулярной планировки, что колонны расставлены произвольно, иногда они сдвоены, иногда соединены по три.

В архитектуру Альгамбры органично включены вода и зелень. Идущая древними подземными водопроводами холодная и чистая вода снабжает весь дворец, его бассейны и фонтаны, пробегает светлыми ручейками в специальных желобках, устроенных в мраморных плитах пола, и, выходя в сад и город, наполняет его улицы немолчным журчанием. Во дворце бьющие из фонтанов сверкающие струи воды оживляют и дополняют вертикальный ритм колонн. Их отражение в зеркальной поверхности водоемов еще более усиливает впечатление легкости и хрупкости архитектурных форм. Но природа, становящаяся здесь неотъемлемой частью здания, по удачному выражению одного исследователя, «художественно усмирена»: вода заполняет бассейн правильной геометрической формы, падение ее струй точно рассчитано; деревья и кусты подрезаны. Известный контраст с искусственно скованной живой природой составляют своды и стены дворца. Они покрыты огромным количеством красочных декоративных украшений, мерцающих в лучах проникающего в помещения дворца света. Сталактиты, словно гигантские соты, спускаются со сводов; на стенах, арках и карнизах (в отделке которых применены разноцветный мрамор и камень, раскрашенный алебастр, мозаики и люстровые керамические облицовки) развертываются, как ковры, сложные, виртуозно исполненные арабески из многоугольных геометрических фигур, причудливого переплетения стилизованных растительных мотивов и тончайшей вязи арабских надписей. Плоскостной, лишь слегка рельефный, бесконечно меняющий свои формы орнамент, в котором преобладают голубой и красный цвета и золото, игра света и тени в ячейках сталактитов, на множестве колонок, полуколонок, арок и карнизов придают интерьеру дворца сказочный, фантастический облик. Каждый зал не похож на остальные, но в целом архитектура и декор дворца подчинены «ритму повторения» одних и тех же элементов в разных масштабах и каждый раз в особом сочетании. Эта художественная закономерность средневекового арабского зодчества характерна и для Альгамбры и для архитектуры Кордовы, что, однако, не исключает коренных различий между названными памятниками. Архитектура Альгамбры лишена могучей жизненной силы и строгой логичности Кордовской мечети — в ней господствует отвлеченное, доведенное до изощренности декоративное начало. Не случайно Альгамбру обычно считают образцом восточной роскоши в архитектуре.

Архитектура Альгамбры — высокое произведение мавританского искусства — вместе с тем таила в себе зародыши ущербности и измельчания художественного образа и не могла уже открыть новые пути в рамках средневековой художественной культуры.

Многочисленные памятники мусульманской архитектуры сохранились также в Севилье и других городах Испании, а также Португалии. 1492 стал фатальным годом для арабов: объединенные войска Изабеллы Кастильской и Фердинанда Арагонского окончательно изгнали их с территории Пиренейского полуострова. Однако восхищение европейцев перед памятниками мусульманского искусства породило стремление подражать ему. Еще в XIII в. сформировался стиль Мудехар, свидетельствующий о стремлении европейских мастеров использовать элементы орнамента, декоративной техники для украшения христианских зданий. Не остались в стороне и декораторы, которые оформляли интерьеры в «мавританском» стиле.

В свою очередь, мусульманские архитекторы, вынужденные покинуть Испанию, стали строить в Магрибе здания, в облике которых ощущалось стремление возродить облик покинутой ими Андалусии.

На территории Магриба в тот период уже было построено множество различных культовых и светских зданий. Архитектура свидетельствует о воздействии традиций художественной культуры кочевников-берберов, а также наследия античных и византийских городов Северной Африки. Важную роль играло и постоянное взаимодействие с Испанией, которая на протяжении более 700 лет была одним из крупнейших центров культуры арабов. Большое строительство началось при династии Альмохадов (1130–1269), которые покинули Испанию еще в 1212 и перенесли свою столицу в город Марракеш на севере Африки. Они окружили его мощными стенами, а внутри уже в 1199 была построена самая большая в то время мечеть в Магрибе «Аль-Кутубийа».

Альморавиды много внимания уделяли фортификационным постройкам. Кроме Марракеша, были укреплены Фес, Тлемсен и другие города. И сегодня характерной чертой арабских городов Северной Африки является наличие касбы – укрепленной цитадели и центральных торгово-ремесленных кварталов, называемых медина.

Большие мечети Магриба обладают ярко выраженными местными чертами объемно-пространственного решения и декоративной отделки. Для них характерно обилие продольных и поперечных нефов, пересечение которых обозначалось крестообразными столбами, образующими арки. Разнообразна и форма арок, в одном и том же здании можно встретить арки подковообразные, «сломанные», циркульные, стрельчатые, фестончатые, с ламбрекенами и т.д.

Своеобразны также перекрытия нефов наборными деревянными потолками, тип которых был заимствован из Андалусии. Небольшие сталактитовые купола, как правило, возводились перед михрабом.

Большого совершенства достигла архитектура минаретов. Если в Индии минарет сохранил за собой лишь декоративное назначение, то в Магрибе минарет многофункционален. В VIII веке это была призматическая башня, увенчанная небольшой надстройкой и куполком. В XI-XIII вв. башни минаретов стали более изящными, но по-прежнему сохраняли за собой функции смотровой башни. Минарет мечети Кутубийа в Марракеше (1184–1199), минарет мечети Хасана в Рабате.

В Марокко, Алжире и Тунисе традиции средневекового зодчества были органично использованы в процессе формирования национальных художественных культур. В Марокко еще в XVII и даже в начале XVIII в. возводились значительные богато декорированные постройки в традиционном стиле. В Алжире и Тунисе после захвата их Турцией, несмотря на распространение в культовом зодчестве османских архитектурных канонов, тоже не исчезли вековые художественные традиции. Порожденные творчеством народа, они до сих пор сохраняют свое значение в зодчестве и декоративном искусстве.

Османская школа

Памятники мусульманской архитектуры османской школы:

  • Медресе Сырчалы в Конье.
  • Чифте-Минар в Эрзеруме.
  • Медресе Каратай.
  • Индже-минар в Конье.
  • Мечеть Улу-Джами в Бурсе.
  • Мечеть Йешиль-Джами в Бурсе («зеленая мечеть»).
  • Мечеть султана Баязида II.
  • Мечеть Шах-Заде в Стамбуле.
  • Мечеть Сулейманийе в Стамбуле.
  • Мечеть Селимийе в Эдирне.
  • Мечеть Ахмедие.
  • Чинили Кёшк.
  • Багдад Кёшк.

Османское зодчество в своем развитии прошло два этапа. Первый (с XIV до первой половины XV вв. – до взятия Константинополя в 1453) связан со строительством в Бурсе (Бруса) и некоторых других городах Малой Азии. Второй этап начался в правление Сулеймана Великолепного и связан с именем замечательного османского архитектора Кемаля ад-дина Синана.

Еще в XI в. тюрки-сельджуки завоевали значительную часть Малой Азии и создали на ее территории несколько независимых эмиратов. Среди них выделялся Румийский султанат со столицей в городе Конья. Во главе этого феодального государства стояла династия Сельджукидов (1077–1307), при которой султанат добился политического и экономического могущества. Сельджукские правители объявили себя поборниками ислама и ревностными суннитами. В частности, они оставили после себя многочисленные мавзолеи и медресе, построенные в стиле местных традиций. Так, мечеть, построенная в Заваре (1135) – типичная постройка в персидском стиле с двором, обрамленным четырьмя айванами. Тогда же, в эпоху Сельджукидов, сложилась модель четырехайванного медресе, которые воспроизводят план мечетей. При этом каждый айван посвящался одной из четырех религиозно-юридических школ.

Сельджукские правители уделяли много внимания развитию архитектуры и искусства. Благодаря международным связям (в том числе с Ираном и государствами Средней Азии) местные мастера использовали методы строительства и элементы орнамента, принятые в соседних государствах. Со временем в сельджукском искусстве появились собственные художественные приемы, однако иранское влияние (особенно в архитектуре) было доминирующим, из-за чего многие искусствоведы относят сельджукскую архитектуру к персидской школе.

В строительстве культовых зданий использовалась по преимуществу кладка из камня. Порталы, профили арок и декоративных ниш напоминают творчество персидских мастеров. Тем не менее, в орнаментации сельджукские зодчие изобрели свои собственные приемы. Архитектурный декор построен ими на контрасте света и тени, а узор состоит из геометрической плетенки. Из древнеперсидского искусства сельджукские мастера заимствовали рельефный и скульптурный орнамент, большая часть образцов которого до нас дошла в фрагментарном виде.

Медресе Каратай в КоньеМедресе Каратай в Конье Медресе Каратай в КоньеИндже-минар в КоньеИндже-минар в Конье Индже-минар в Конье

Сельджуки строили цитадели, дворцы, мечете и медресе. Особенностей многих сельджукских построек стала обходная галерея, идущая по периметру двора. Медресе строили двух типов. Первый представлял собой прямоугольный или квадратный двор, по периметру которого шли крытые или открытые сводчатые помещения типа айвана. К этому типу можно отнести медресе Сырчалы (1242) в Конье, Чифте-Минар в Эрзеруме и др. В медресе второго типа архитекторы, чтобы избежать расчлененного пространства, строили большие залы под куполом. Таковы медресе Каратай, Индже-минар в Конье (оба построены в XIII в.).

Сельджукским архитекторам был известен парус – элемент заполнения угла при постановке на многоугольное основание купола, заимствованный из византийской архитектуры. Из Византии, Армении и отчасти из Ирана в сельджукское искусство проникли и некоторые элементы декора. Но после опустошительного монгольского нашествия Румский султанат распался, возникшее через некоторое время на части его территории новое государство нанесло сокрушительный удар по слабеющей Византийской империи, в результате чего сначала в Малой Азии, а затем и на обширном пространстве Ближнего и части Среднего Востока и Балканского полуострова возникла Османская империя.

Мечеть Улу-Джами в Бурсе (Большая Мечеть, Ulu Camii)Мечеть Улу-Джами в Бурсе (Большая Мечеть, Ulu Camii)

Военно-феодальная верхушка османов сначала сделала своей столицей Бурсу. Наиболее важными сооружениями того времени в Бурсе являются мечеть Улу-Джами (XIV в.), Йешиль-Джами («зеленая мечеть» – 1423), а также мечети в Изнике и других городах. Вначале архитекторы стремились следовать простым, геометрически правильным формам, подражая сельджукским образцам. Так, «зеленая мечеть» в Бурсе представляет собой два соединенных между собой купольных зала, в центре первого находится бассейн для омовений. Справа и слева расположены небольшие помещения. Купола опираются на барабан в форме граненого фриза.

Зелёная мечеть в Бурсе (Йешиль-Джами,Yesil Camii)Зелёная мечеть в Бурсе (Йешиль-Джами,Yesil Camii)

Уже в тот период ощущался интерес турецких мастеров к архитектуре Византии, в завоеванных городах под мечети приспосабливали христианские часовни и церкви. В самостоятельных постройках османские зодчие в разных вариантах разрабатывали тему большого купольного перекрытия. И если византийские мастера украшали капители колонн точеными и резными листьями, то османские мастера использовали комбинации из сталактитов, которые, по мнению искусствоведов, отличаются от тех, которые применялись в арабских странах и Иране. Так, в мечети султана Баязида II (1500–1506) купол опирается на четыре массивных столба со сталактитовым навершием. В отличие от мечетей эпохи Сельджукидов, бассейн (шадриван – турецк.) вынесен за пределы помещения – во внутренний двор, по периметру которого идет обходная галерея, крытая маленькими куполами. Надо отметить, что османские строители не убирали деревья со строительных площадок. Так, во дворе мечети Баязида оставлено несколько кипарисов, которые придают живописный вид всему ансамблю.

Мечеть Беязит (Баязит, Баязид, Beyazit Camii, Beyazit Mosque) в СтамбулеМечеть Беязит (Баязит, Баязид, Beyazit Camii, Beyazit Mosque) в Стамбуле

Интересен план этого здания. При входе в помещение мечети справа и слева открываются два крыла, образующие своеобразный притвор с остросводчатыми аркадами. Если встать на крайнюю точку одного из притворов, то открывается грандиозное зрелище длинной сводчатой галереи, напоминающей средневековые монастырские трапезные. Купола мечети османские архитекторы крыли свинцовыми плитами, а на шпиле сооружали золотой полумесяц. И хотя мечеть относится к числу погребальных, тюрбе («гробница» – турецк.) находится позади мечети.

Османские султаны уделяли большое внимание украшению столицы, а также созданию великолепных мечетей по всему халифату. Путешествуя по своим владениям, султаны повелевали построить по случаю своего визита то или иное здание (чаще всего мечети, медресе или текке – помещения для суфиев). Поэтому здания османского типа в этот период были сооружены в Дамаске (текке Сулейманийе), Каире, Багдаде и др. городах.

В связи с размахом строительства была даже введена специальная должность главного архитектора султана. Так, мечеть Баязида II строил архитектор Хайретдин. Кроме того, султаны побуждали своих богатых подданных вкладывать средства в строительство культовых и благотворительных учреждений. Особого размаха строительство в Османской империи достигло в период правления султана Сулеймана Великолепного (1520–1566). Именно в этот период главным архитектором стал ходжа Кемаль ад-дин Синан (1489–1578 или 1588), армянин, вынужденный принять ислам. В списке сооружений, которые он построил на обширном пространстве Османской империи, около 300 позиций. Это – мечети (в том числе две в Крыму), масджиды (квартальные мечети), медресе, дар уль-курра (библиотеки), тюрбэ (гробницы), текке (суфийские комплексы), имареты (благотворительные учреждения), маристаны (госпитали) водопроводы, мосты, караван-сараи, дворцы, провиантские склады, бани и т.д.

Сам архитектор Синан выделял в качестве наиболее удачных три свои работы: мечети Шах-Заде (1543–1548) и Сулейманийе (1549–1557), обе в Стамбуле, а также мечеть Селимийе (1566–1574) в Эдирне. Продолжая традиции византийских зодчих, Синан создавал огромные купола, опиравшиеся с четырех сторон на большие конхи, ниже которых располагались более мелкие своды и арки. Он широко использовал инкрустированные мраморные панели, цветные витражи.

Мечеть Шах-Заде в Станбуле (Sehzade Mosque, Şehzade Camii)Мечеть Шах-Заде в Станбуле (Sehzade Mosque, Şehzade Camii)

Мечеть Шах-Заде была выстроена по приказу султана Сулеймана Великолепного в память своих двух рано умерших сыновей – Мехмеда и Мустафы. Считается, что именно с нее начинается «золотой век» османской архитектуры. В офромлении интерьера были использованы разноцветный камень и витражи, но кенотафов в самой мечети нет. По османской традиции, для захоронения останков строилось специальное тюрбе, вне мечети, которое само по себе представляет небольшую часовню.

Мечеть Сулеймание (Сулеймание-джами, Süleymaniye Camisi, Suleiman Mosque). СтамбулМечеть Сулеймание (Сулеймание-джами, Süleymaniye Camisi, Suleiman Mosque). Стамбул

Мечеть Сулейманийе сооружена на вершине холма и господствует над бухтой Золотой рог. Мечеть находится в окружении платанов и кипарисов, что не мешает увидеть чистоту ее архитектурного стиля и гармоничность контуров здания. Ее два минарета – разной высоты, но они поставлены далеко друг друга, что делает этот факт мало заметным. Более низкий равен по высоте шпилю купола. Внутри можно увидеть античные колонны с разными капителями, взятые из различных византийских церквей, однако они хорошо вписаны в общий ансамбль мечети. На востоке от мечети находится тюрбе султана Сулеймана и тюрбе его любимой супруги Роксоланы.

Мечеть Селимийе в Эдирне (Selimiye Camii)Мечеть Селимийе в Эдирне (Selimiye Camii)

Мечеть Селимийе поражает своим грандиозным силуэтом, ставшим доминантой города. Ее купол опирается на восемь столбов, а образованная ими ротонда «вписана» в квадрат стен так, что все пространство воспринимается как единое целое. Барабан купола снабжен множеством окон, через которые в мечеть проникает свет и освещает изысканный орнамент стен.

Минареты Синана – это всегда стройные башни с каннелированными стволами, «перевязанные» изящным балкончиком «шюрфэ» в верхней части, предшествуя заостренному шпилю. Для архитектуры Синана характерен определенный геометрический ритм: окружность мощного купола и вертикальная устремленность минаретов прекрасно гармонируют со стрельчатыми арками, в избытке украшающими здания.

Творчество Кемаль ад-дина Синана считается вершиной османского зодчества, самого архитектора даже называли «турецким Леонардо». И действительно, его никто не смог превзойти, а созданные им здания стали эталонами для культовой архитектуры всего мусульманского мира.

Мечеть Ахмедие (Голубая мечеть, Мечеть Султана Ахмета, Sultanahmet Camii)Мечеть Ахмедие (Голубая мечеть, Мечеть Султана Ахмета, Sultanahmet Camii)

 

В XVII в. была воздвигнута мечеть Ахмедие в честь султана Ахмеда I (1601–1617), автором которой стал зодчий Мехмед Ага (1540–1620). Эту мечеть иногда называют «голубой», так как попадающий через окна свет отражается в голубых, зеленых и белых изразцах, которые сплошным ковром покрывают стены от пола и до арок. На стенах развешаны щиты с именами сподвижников пророка Мухаммада работы знаменитого каллиграфа Касима Губари, а в михраб вмонтирован небольшой осколок черного камня из меккской аль-Ка’бы.

Среди выдающихся сооружений османской эпохи следует назвать и дворцы. Характерно, что архитекторы следовали парковой планировке, воздвигая небольшие дворцовые постройки внутри парка, который делился на зоны. Павильоны (например, Чинили Кёшк («фаянсовый павильон» – турецк.) или Багдад Кёшк на территории дворцового комплекса Топкапы («пушечный двор» – турецк.) представляют собой небольшие здания с колоннадами, богато украшенные внутри керамической облицовкой с растительным орнаментом и эпиграфическими фризами.

Излюбленным сюжетом орнаментации османских дворцовых помещений были гирлянды из фиалок и тюльпанов, выполненные методом резьбы по стуку, мозаика из керамики или разноцветных изразцов. Орнаменты также составлялись из гвоздик, роз, мальвы и шафрана. Во времена Ахмеда II стали рисовать лютик и листья гороха, которые вскоре стали главным мотивом османского орнамента. Действительно, это растение с гибким вьющимся стеблем необыкновенно пригодно для орнамента, что позволяет избежать в нем монотонности.

Архитектор Ильяс Али в орнаменте использовал куст, вокруг которого располагались различные растения, а пустоты заполнял изображениями улиток, ракушек или бабочек. Впоследствии в центре керамических панно стали изображать кипарисы (по суфийской символике, устремленные вверх ветви кипарисов символизируют пренебрежение земным в пользу небесного), вокруг которых рисовали вьющиеся растения, цветы или плоды. Султан Мехмед Челеби (1413–1421) организовал производство изразцов и изделий из керамики в Нике, Бурсе и других городах. Кроме того, мечети и дома богатых горожан украшались фресками, которые османские мастера заимствовали у византийцев, эта живопись называлась калем. Фрески делались не только на стенах, но и на потолках, чаще всего это были пейзажи.

Современная мусульманская архитектура пытается сегодня использовать весь накопленный за века архитектурный опыт при сооружении новых мечетей. Естественно, что новые технологии позволяют облегчить строительство, поэтому огромные купольные перекрытия уже перестали быть трудной задачей. В то же время нынешние мечети утратили очарование рукотворности, ибо многие элементы (изразцы, мозаики) изготовляются не вручную, а с помощью современной техники. Тем не менее, при реставрации памятников архитектуры специалистам нередко приходится обращаться к старинным методикам, воспроизводить орнаменты, эпиграфические надписи и каскады сталактитов в соответствии с традициями мусульманского зодчества прошлых веков.

Читать о мусульманской архитектуре:

 

Трафареты узоров : купить для декора и покраски : декор
Покраска стен в интерьере: 75 избранных фото и современных
Трафареты узоров : купить для декора и покраски : декор
Декоративные заборы для дачи своими руками Строительный
Трафареты узоров : купить для декора и покраски : декор
Отделка цоколя частного дома, правила выбора материалов
Трафареты узоров : купить для декора и покраски : декор
Русская печь своими руками с лежанкой и без: устройство
Трафареты узоров : купить для декора и покраски : декор
Фото дизайна коридора в квартире. Реальные дизайны
Трафареты узоров : купить для декора и покраски : декор
Трафареты узоров : купить для декора и покраски : декор
Трафареты узоров : купить для декора и покраски : декор
Трафареты узоров : купить для декора и покраски : декор
Трафареты узоров : купить для декора и покраски : декор
Трафареты узоров : купить для декора и покраски : декор
Трафареты узоров : купить для декора и покраски : декор
Трафареты узоров : купить для декора и покраски : декор
Трафареты узоров : купить для декора и покраски : декор
Трафареты узоров : купить для декора и покраски : декор